Феномен Ульяны Меньшиковой. Мать-заступница или успешная самопиарщица?

С места в карьеру

27.11.2018 в 09:31, просмотров: 1514

История с травлей в барнаульском лицее №101 обрастает всевозможными скандалами — не только вокруг учебного заведения, но и мамы пострадавшего мальчика. Дело в том, что женщина стала жаловаться на массу мнимых врагов. Среди них родители детей-обидчиков, директор учебного заведения, алтайские журналисты и даже председатель комитета по образованию края Наталья Полосина. Для чего Ульяна Меньшикова придумывает себе новых оппонентов и придумывает ли? Порассуждаем о причинах.

Феномен Ульяны Меньшиковой. Мать-заступница или успешная самопиарщица?
Скриншот из видео на Фейсбуке

Начнем с того, кто вообще такая Меньшикова. Она автор книги житейских рассказов, блогер средней руки и дирижер церковного хора.

В одночасье женщина оказывается в центре федерального внимания. Своим криком о помощи она всколыхнула очень глубокую и давнюю проблему школьной травли. Меньшикова рассказала на своей страничке в Фейсбуке, что на ее сына ополчились младшеклассники и стали систематически поджидать его после школы на улице и избивать. История страшная для детской психики и непонятная для общественности, поскольку на поверхности лишь факт избиения — без предпосылок. Ульяну СМИ представляют как матерь-защитницу, она охотно дает интервью, а количество ее подписчиков растет со скоростью геометрической прогрессии. И вроде бы все так и должно быть. Но есть одно большое НО! В центре внимания оказалась именно Ульяна, а не ее сын. Ни одного комментария пострадавшего от травли мальчика не прозвучало ни в одном издании. Почему? Вероятно, женщине выгодно вещать самой, чтобы подогревать собственную публичность.

Меньшикова на своей странице в Фейсбуке выкладывает видеоролики, где рассказывает о том, что испытывает бесконечные нападки с разных сторон, собирает деньги на адвоката с подписчиков и почему-то обвиняет алтайские СМИ в предвзятости и продажности. В гневных комментариях церковный регент утверждает, что СМИ не имели права цитировать ее публичное обращение, хотя она сама призывала к репостам, а публикацию слов директора лицея №101 считает гнусностью и непрофессионализмом журналистов.

И вроде можно списать подобное странное поведение на элемент аффекта, когда все вокруг кажутся врагами, а любое другое мнение, отличное от твоего, воспринимается в штыки и карается всей тяжестью российского лексикона. Но в этой истории прослеживается явная линия отчаянного самопиара — с каждым новым постом Ульяна все дальше уходит от трагедии сына и приходит к собственной важности.

«Имя Ульяны Меньшиковой гораздо больше известно в России, чем вы предполагаете… я никого и ничего не боюсь… потому что я Ульяна Меньшикова» — заверяет своих подписчиков женщина. Если посчитать, сколько раз за короткий ролик она произносит свои имя и фамилию, получится около десятка. Видимо, чтобы глубже отпечататься в подкорке мозгов своих зрителей на волне всероссийского хайпа. Между прочим, друзья писательницы в комментариях совершенно не стесняются в выражениях, открыто матерно оскорбляя несогласных с ее позицией. Почему-то верующая Ульяна, будучи регентом РПЦ, не делает им замечаний по этому поводу, даже наоборот поощряет это лайками и одобрительными словами.

Зачем ей все это нужно? Вероятно, это все тот же способ накрутить популярность, выставив себя униженной и оскорбленной во благо личному писательскому делу. Ведь люди любят защищать слабых и обиженных. Иначе объяснить происходящее сложно.

Известные россияне подключились к флешмобу #ИЛЬЯМЫСТОБОЙ, чтобы поддержать затравленного мальчика. (Фото: Instagram)

Кстати, некоторые ее читатели все же отмечают несоответствие действительности слов Меньшиковой и даже противоречия собственным ранее высказанным заявлениям. Такое обычно происходит с людьми, когда важно вызвать сиюминутные эмоции в ущерб истине. Но в долгосрочной перспективе это приводит к еще более скандальному разоблачению и даже позору.

Из последнего: Ульяна Меньшикова в поиске случайных врагов замахнулась на председателя барнаульского комитета по образованию Наталью Полосину, которая тоже подключилась к ужасной истории. «Жена директора лицея Михальчука, ваша закадычная подружка, госпожа Полосина, с которой вы нынче идете в связке, подтирая за ними грязь. Вы думаете, что я не знаю, что пособники и дружки Михальчука обращались за помощью к бывшему нашему губернатору Карлину и некоторую помощь вам пытались оказать, да что-то не вышло? Я знаю про вас все. И даже больше. И обо всех ваших попытках сгнобить меня тоже знаю, учтите», — пишет ей Меньшикова. Действительно ли у чиновницы есть зуб на нашу героиню, узнать сложно, но на фоне общего абсурда в это совсем не верится.

Самое страшное, что все забыли, с чего все началось. Затравленный сын Меньшиковой продолжает ходить в ту же самую школу, ежедневно смотрит в глаза своим обидчикам и совершенно не представляет, какие еще беды поджидают его из-за публичных склок собственной мамы. А все потому, что нельзя делать добрые дела грязными методами.

П.С. Редакция «МК на Алтае» считает детскую травлю ужасным и недопустимым явлением, а скандал в барнаульском лицее №101 — вопиющим случаем педагогической халатности.

Читайте также:

Безопасную психологическую среду будут создавать в школах Алтайского края.

Буллинг после буллинга или когда информация кривит душой.

Детский омбудсмен: «Мама с ребенком не останутся один на один с системой».