Барнаульский альпинист рассказал о себе, встрече Нового года в горах и влиянии ковида на отрасль

Житель Барнаула Иван Алабугин живет «на два мира». Первый состоит из простой жизни городского человека, второй – это горы и постоянные путешествия. Соответствующими фотографиями он делится в своем аккаунте в Instagram.

Барнаульский альпинист рассказал о себе, встрече Нового года в горах и влиянии ковида на отрасль
Фото: instagram.com/ivan__alabugin

В беседе с журналистом «МК на Алтае» альпинист рассказал о своем увлечении, которое стало делом всей жизни, о том, как встретил Новый год в горах, влиянии коронавируса на туротрасль и многом другом.

– Иван, расскажите немного о себе.

– Я профессиональный альпинист, горный гид и организатор путешествий. Уже около 10 лет я работаю в коммерческом туризме.

– То есть ваша жизнь всегда была посвящена туризму?

– Да. Связать свою жизнь и деятельность с туризмом я решил еще во времена учебы в школе. Образование получал соответствующее. В вузе я получил специальность «сервис и туризм».

– А как началось увлечение альпинизмом?

– С детства я любил лазить по разным сопкам и небольшим горам. Там, где не нужно было специальное оборудование. Постоянно агитировал весь класс идти куда-нибудь в поход зимой в минус 40. Нас часто из-за этого искали родители. Но обошлось без происшествий.

Что касается серьезного подхода к делу, то более конкретные знания по альпинизму я получил в «БАКА» — это барнаульский клуб альпинистов. Сейчас он называется «Восхождение».

– Как складывался профессиональный путь?

– В начале работал на водных, конных и пеших маршрутах, но потом основательно перешел в сферу коммерческого альпинизма, где и работаю сейчас.

– Можно ли такую насыщенную деятельность назвать работой? Или же это доходное увлечение?

– Если ты работаешь в сфере туризма, то почти все твои путешествия превращаются работу, в этом конечно же нет ничего плохого, но есть и свои минусы, например, когда ты уже в 10 раз едешь в один и тот же район, люди конечно меняются, но все же.

– Где удалось побывать за всё время работы?

– За все время, что я работаю в туризме, больше всего я был на Алтае, это район Белухи, Актру, Мультинские озера, Чуйский тракт, несколько раз был в Казахстане, ущелье Туюк-Су, также наши сборы проходили в Киргизии и Таджикистане. Бывал на Кавказе и в Крыму. Путешествовал по Узбекистану, Турции и Непалу.

– Этот Новый год ваша группа встретила в горах. Можно поподробнее?

– У нас традиция. Каждый год 30-31 декабря мы уже в горах. Эту программу мы проводим для желающих провести новогодние праздники в горах. Изюминка программы в Актру (около 600 километров от Барнаула, в 120 километрах от границы с Монголией – прим.) состоит в том, что Новый год люди встречают в настоящих горах на высоте 2000 метров над уровнем моря. Этот год не стал исключением. Мы жили на довольно комфортной турбазе, а бой курантов услышали в кафе с панорамными окнами на горы. Сначала всё для наших туристов почти как обычно – оливье, шампанское, фейерверк, обращение президента России. А вот утром у нас был акклиматизационный выход на перевал «Учитель», высотой 3000 метров. Для многих наших новичков-альпинистов это стало самой запоминающейся встречей Нового года.

– Вообще, альпинизм насколько дорогой вид спорта?

– Я считаю, что дорогой. Мы говорим именно про альпинизм, восхождение на горные вершины, ведь бывает еще и горный поход или трекинг по-модному, в рамках трекинга вы обычно гуляете среди горных вершин, и осматриваете их, а альпинизм это именно про «подняться на вершину используя специальное снаряжение», как в кино.

– В среднем, сколько стоит собрать снаряжение?

– Всё очень-очень относительно. Грубо говоря, пуховая куртка (без нее зимой никак) от 15000, кошки (шипы для ног – прим.) от 3000, каска от 2000, двухслойные ботинки от 20000, карабин от 500. Плюс оплата тура, в котором вас на всех этапах будут вести профессиональные инструктора. Хотя обращаю внимание, что существует масса туров, где «всё включено», в том числе и снаряжение.

– Так, вот купил человек снаряжение или решился отправиться в путешествие в горы. Что нужно сделать для этого?

– Заняться альпинизмом, как, впрочем, и трекингом, можно двумя способами. Первый, отправиться в организованный тур, где будет включено все, от проезда и питания до специального снаряжения и работы гида, в нашей компании такая программа стоит около 60 тысяч рублей, говоря об упомянутой Актру. Это средняя цена относительно других компаний.

Или второй способ – отправиться дикарем, то есть самому добираться, договариваться с проживанием и питанием, нужно иметь свое снаряжение, быть довольно опытным или найти гида. Так обычно путешествуют люди, которые имеют некоторый опыт в альпинизме.

– Какие знания у вас получают новички?

– Для новичков и продвинутых у нас предусмотрена программа «Школа альпинизма». Там мы даем определенные знания по технике восхождения в гору, после чего ребята под чутким руководством гида закрепляют полученные знания и навыки на настоящем восхождении.

– Для чего вообще человек отправляется в горы? Покинуть зону комфорта, чтобы узнать что-то новое о себе и о мире?

– Для чего люди ходят в горы – вопрос старый, и мало кто вам даст на него вразумительный ответ. Мне кажется, это вопрос из разряда «Для чего люди участвуют в соревнованиях». У всех по-разному, кто-то хочет отдохнуть от работы и интернета, кому-то важны новые знакомства, кто-то хочет на время забыть городской комфорт. Многим нравится работать со снаряжением, а кому-то нравятся секунды перед тем, как ты окажешься на вершине. Есть люди, которые уже везде побывали и теперь захотели попробовать горы.

– О наболевшей теме прошлого, и, наверное, этого года. Как коронавирус отразился на вашей сфере?

– Ковид очень сильно ударил по туризму, но скорее по выездному, отменилось уже несколько сезонов в Непале, но много людей устремилось путешествовать по России, что не может не радовать. Я вижу, как внутренний туризм нашей страны в этом году, несмотря на ряд ограничений вначале, получил мощный импульс для развития в виду отмены международных рейсов. Надеюсь, все заинтересованные использовали эту возможность. Наш спорт, как и многие другие, опасен был всегда и без ковида.

– Кстати, об этом. А насколько он опасен?

– Опасность есть. Как и везде. В СМИ очень любят описывать несчастные случаи в горах, и складывается ощущение, что люди там гибнут постоянно. Бывают конечно и серьезные лавины, которые хоронят много народу, и камнепады, или, например, пару лет назад на спуске замерзла группа очень опытных альпинистов. До сих пор не ясно, что там приключилось. Однако серьезные происшествия случаются очень редко. В основном ломают руки и ноги, растягивают связки или перевернут в палатке кастрюлю с кипятком, но мне кажется, это, как и везде. В большинстве случаев, всё-таки виноваты сами люди.

– У альпинистов есть какие-то свои особенные ритуалы? Приметы?

– В нашей команде есть такая древняя традиция, вроде как знакомство, называется Чой-Чой. Проводится оно вечером, в день приезда группы. Все садятся в круг у костра. По этому кругу передается рог горного козла, а в нем особый напиток, когда рог попадает к вам, вы должны представиться, рассказать что-то о себе, сказать, чего ждете от этого путешествия и все подобное, потом делаете глоток, во время передачи рога другому человеку говорите слова Чой-Чой, это что-то типа «я тебя уважаю». Когда круг замкнётся, значит все буде хорошо.

Отметим, внутренний туризм по России, в виду закрытия границ из-за пандемии коронавируса, получил мощный толчок для развития. Многие направления, такие как Алтай, Белокуриха и другие весь сезон принимали знаменитостей, которые крайне положительно отозвались об отдыхе в нашей стране. Федеральные власти, кстати, для дальнейшего стимулирования внутреннего туризма намерены продлить программу туристического кешбэка.

Читайте также: Алтайские власти объяснили, почему будет полезно продлить программу кешбэка для туристов