Сыну экс-мэра Камня-на-Оби предъявили обвинение по делу о резонансном ДТП

Обвинение со многими неизвестными

11.02.2016 в 13:17, просмотров: 7185

Не утихают страсти вокруг прогремевшего на всю страну благодаря федеральным СМИ ДТП с участием Елены Игнатьевой, нареченной на просторах Интернета «гламурной дивой», и ее спутника Дмитрия Найдена, сына бывшего градоначальника Камня-на-Оби. Новый всплеск интереса прессы к этому делу вызвала новость о том, что Найдену-младшему на днях вручили постановление о его привлечении в качестве обвиняемого, хотя по предварительной полицейской версии предполагалось, что в момент ДТП автомобилем управляла именно Игнатьева.

Сыну экс-мэра Камня-на-Оби предъявили обвинение по делу о резонансном ДТП

«Разве могут

быть сомненья?»

Как стало известно «МК», 29 января 2016 года старший следователь СО по расследованию ДТП СЧ ГСУ ГУ МВД России по Алтайскому краю Андрей Ритер вручил постановление о привлечении в качестве обвиняемого одному из главных фигурантов резонансного ДТП с участием четырех автомобилей и с двумя погибшими Дмитрию Найдену — сыну экс-мэра Камня-на-Оби Федора Найдена.

В постановлении (копия есть в редакции) утверждается, что именно Дмитрий Найден, «находясь в состоянии алкогольного опьянения, управляя автомобилем BMW-530I, принадлежащим Игнатьевой Е.А., по федеральной автомобильной дороге Р-256 «Чуйский тракт» в направлении от Барнаула в сторону Бийска с превышением скорости более 100 км/ч, совершил столкновение с автомобилем ВАЗ-21043, после чего потерял контроль над движением своего автомобиля и допустил его боковой занос. Далее, двигаясь по встречной полосе движения, допустил столкновение с автомобилем Nissan Sunny…»

Таким образом, утверждает следователь, Дмитрий Найден «своими неосторожными преступными действиями совершил преступление, предусмотренное ч. 6 ст. 264 УК РФ» (см. справку).

Напомним, что это крупное ДТП произошло ночью 9 августа 2015 года в Первомайском районе, недалеко от Барнаула. В результате столкновения четырех автомобилей погибли два человека, еще девять были доставлены в больницу. Тогда на официальном сайте регионального ГУ МВД России была опубликована информация следующего содержания: «Предварительно установлено, что водитель 1989 года рождения на автомобиле БМВ-530 превысила скорость и допустила столкновение с впереди идущим автомобилем ВАЗ-21043, который от удара съехал в кювет, после чего БМВ вылетел на встречную полосу и столкнулся со встречными автомобилями «Тойота-Платц» и «Ниссан-Санни».

То есть изначально правоохранительные органы считали, что управляла автомобилем Елена Игнатьева, его владелица, спутница Дмитрия Найдена. Казалось бы, какие могут быть сомнения? Но дальше события стали развиваться по совершенно иному сценарию…

Из больницы — под стражу

Елена Игнатьева из подозреваемой неожиданно перешла в разряд свидетелей и, по некоторым данным, отбыла в теплые края, прекратив всякое общение со следствием. Хотя она как минимум должна была быть заинтересована в его результатах — так как собственник автомобиля, участвовашего в ДТП также несет ответственность.

Как пояснила в разговоре с корреспондентом «МК» Елена Найдена, мать Дмитрия Найдена, она считает, что ее сына незаслуженно обвиняют в ДТП со смертельным исходом. Неожиданный поворот событий, по ее словам, произошел 6 октября 2015 года, когда старший следователь СО по расследованию ДТП СЧ ГСУ ГУ МВД России по Алтайскому краю Андрей Ритер, к которому Дмитрий Найден «прибыл прямо из больницы, несмотря на тяжелое состояние здоровья, задержал его».

А уже 8 октября, по информации Елены Найденой, судья Центрального районного суда Барнаула решил заключить его под стражу. «Это решение суд мотивировал тем, что именно Дмитрий Найден обвиняется в «преступлении средней тяжести». И, наконец, 13 октября ему предъявили обвинение по ч. 6 ст. 264 УК РФ, из которого следует, что 9 августа около 01 часа 40 минут водитель Найден Д.Ф., находясь в состоянии алкогольного опьянения, управляя автомобилем БМВ, совершил столкновение…» — рассказывает женщина.

Елена Найдена утверждает, что «следствие располагает объективными доказательствами того, что обвинение ее сыну предъявлено ошибочно». Она аргументирует это тем, что из выводов комплексной медико-автотехнической экспертизы (есть в редакции) не следует, что BMW в момент ДТП управлял Дмитрий Найден, где делается вывод, что «имеющиеся данные не позволяют комплексной медико-технической экспертной комиссии решить вопрос о месторасположении Найдена Д.Ф. в салоне автомобиля в момент ДТП».

Более того, Елена Найдена приводит еще один веский аргумент в пользу невиновности сына. Из того же документа не следует, что ее сын находился в состоянии алкогольного опьянения. Там свидетельствуется, что «в результате судебно-химического исследования мочи от гражданина [Дмитрия] Найдена, в ней не обнаружено метилового, этилового, пропилового спиртов».

В связи с этим она и задает вопрос: как могло быть предъявлено обвинение 13 октября 2015 года по ч. 6 ст. 264 УК РФ, если алкогольное опьянение у Дмитрия Найдена в принципе не было установлено? (См. справку.)

Далее. В заключении специалиста компании «МедАлт-эксперт», руководителя департамента по судебно-медицинским экспертизам «Палаты судебных экспертов Сибири» Олега Чиркова, выполненного на основании адвокатского запроса, и вовсе сделан вывод, что у спутницы Дмитрия Найдена — Елены Игнатьевой — обнаружены такие телесные повреждения, которые «свидетельствуют, что именно она находилась за рулем БМВ в момент столкновения». И, напротив, согласно этой же экспертизе, у Найдена повреждения об этом как раз не свидетельствуют.

И эти факты, как считает женщина,

объективно подтверждают предварительную информацию о ДТП, опубликованную на официальном сайте краевого ГУ МВД России, о которой говорилось выше. Возникает резонный вопрос: на каком основании была отвергнута первоначальная версия, что за рулем сидела женщина?

Более того, из выводов автотехнической экспертизы следует, что даже место столкновения не определено! Равно как не определена и скорость автомобиля BMW. Однако в автотехнической экспертизе установлено, что длина тормозного пути Nissan Sunny после столкновения составила 77 метров, а скорость — 104 км/ч, что говорит о его высокой скорости и до столкновения.

А ведь если предположить, что именно Nissan Sunny вылетел на встречную полосу, а не BMW, в котором находились Игнатьева и Найден, то рассыпается вся стройная версия следствия. И возникает еще целый ряд вопросов. Прежде всего, о возможной вине водителя другого автомобиля, участвовавшего в ДТП. Почему следствие так категорически утверждает, что именно BMW стал виновником ДТП? А может быть, потому, что, как утверждает Елена Найдена, водитель Nissan Sunny — в прошлом сотрудник МВД?

По мнению Елены Найденой, ее сын находится в следственном изоляторе на протяжении продолжительного времени «по обвинению в преступлении, которого не совершал и к которому не имеет никакого отношения». «Доказательства, имеющиеся у следствия, свидетельствуют о необходимости прекращения уголовного преследования в отношении моего сына. Но, как мне пояснил следователь Ритер А.В.: кто же будет нести ответственность за то, что все это время мой сын находится под стражей?» — продолжает Елена Найдена.

Кроме того, мать Дмитрия Найдена утверждает, что следователь в кулуарном разговоре с потерпевшими, состоявшемся 30 ноября, невольным свидетелем которого она стала, упомянул о том, что «появился свидетель, который дает показания не в нашу пользу. А именно, что за рулем сидела девушка»… И Найдена, в разговоре с корреспондентом «МК» заявила, что у нее сложилось впечатление, что, возможно, следователь оказался с потерпевшими на одной стороне баррикад, а Дмитрий Найден — на другой. Хотя, согласно законодательству РФ, следователь — процессуально независимое лицо, которое должно объективно устанавливать истину по делу…

Корреспондент «МК» договорился о комментарии с Андреем Ритером, но в последний момент его заменил Роман Шишкин, заместитель начальник отдела по расследованию ДТП следственной части ГСУ ГУ МВД России по Алтайскому краю, сославшись на занятость своего подчиненного.

На вопрос, почему была отвергнута предварительная версия о том, что за рулем BMW сидела Елена Игнатьева, Роман Шишкин пояснил, что «по возбуждению уголовного дела было проведено предварительное следствие. Согласно собранным доказательствам, показаниям свидетелей и экспертизам была установлена вина Найдена Дмитрия Федоровича, которому 29 января 2016 года предъявлено обвинение в полном объеме в совершении преступления, предусмотренного ч. 6 ст. 264 УК РФ».

Отвечая на вопрос, почему было предъявлено обвинение именно по этой части и статье, если, судя по выводам экспертов, алкогольное опьянение Дмитрия Найдена не доказано, Роман Шишкин подчеркнул, что это

«объективное решение было принято согласно собранным доказательствам». Также он прокомментировал фразу Елены Найденой о свидетеле (см. выше): «Есть сторона обвинения, есть сторона защиты». При этом он не опроверг, что следствие с потерпевшими находятся по другую сторону баррикад от Дмитрия Найдена…

Наконец, Роман Шишкин добавил, что в «настоящее время обвиняемый знакомится с предъявленным обвинением, и затем дело будет направлено прокурору, который и примет решение».

И все же у родителей Дмитрия Найдена, располагающих, по их мнению, неопровержимыми фактами невиновности сына, есть, как они утверждают, серьезные основания думать о предвзятости и необъективности проводимого следствия. Впрочем, не только у них, но и у тех людей, которые, как сказано выше, прямо или косвенно оказались причастными к установлению истины. А это и эксперты, и юристы и свидетели…