Барнаульский альпинист — о зимнем восхождении на самые холодные вершины планеты

«Важно не перейти черту, точку невозврата»

08.04.2020 в 08:46, просмотров: 1066

В январе прошлого года команда альпинистов завершила уникальный проект «Зимний Снежный барс», в рамках которого за четыре года взошла на все семитысячники СНГ. Финальной вершиной стал пик Коммунизма. В числе участников барнаулец Алексей Усатых. Спустя время, окрепнув физически и собравшись с мыслями, он рассказал «МК на Алтае», как удалось сделать то, что долгое время считалось невозможным, и что испытывает человек, достигший самых холодных и северных вершин планеты.

Барнаульский альпинист — о зимнем восхождении на самые холодные вершины планеты
фото команды «Red Fox Asia»

— Алексей, для начала поясните, в чем заключалась суть проекта «Зимний Снежный барс»?

— Это проект нашей киргизско-российской команды «Red Fox Asia». В 2015 году у моего товарища Сергея Селиверстова родилась идея зимних восхождений на семитысячники, он решил попробовать ее осуществить и собрал команду из друзей-единомышленников. «Снежный Барс» – это неофициальное почетное звание, которое присваивают альпинистам, совершившим восхождения на все 5 семитысячников бывшего СССР: на Памире это пики Ленина (7134 м), Коммунизма (7495 м) и Корженевской (7105 м); на Тянь-Шане — пики Хан-Тенгри (7010 м) и Победы (7439 м). Восхождение на любой из них считается высоким достижением. Эти вершины из-за большой высоты труднодостижимы даже летом. За всю историю альпинизма, начиная с 1961 года, порядка 700 альпинистов со всего мира побывали на всех 5 вершинах, но только в летний период. В зимнее же время года были совершены отдельные успешные восхождения на каждую из вершин различными командами, однако ни один альпинист не закрыл программу зимой. Поэтому наш проект и получил название «Зимний Снежный Барс». На его реализацию ушло 4 года. Первой вершиной в 2016 был пик Ленина, а в 2017 году наша группа сумела подняться сразу на два семитысячника: Хан Тенгри и Победа. Это был огромный успех. В 2018 году был пройден пик Корженевской зимой по новому маршруту. И вот зимой 2020 года совершено финальное восхождение на пик Коммунизма.

— В чем особенность зимних восхождений на семитысячники? Почему это считалось чем-то запредельным, не реальным?

— Зимой на такой большой высоте человек испытывает колоссальные физические нагрузки, плюс воздействие арктического холода, к которому невозможно привыкнуть, шквального ветра, постоянный голод, истощение. Нужно уметь терпеть, чувствовать организм, чтобы не перейти черту, точку невозврата. Это очень тонкая грань. Разумом не понять, где твой предел прочности. Даже когда ты ползешь из последних сил, это не всегда край. В этом и есть борьба и преодоление.

— Финальным этапом стал пик Коммунизма. Под занавес оставили самое сложное?

— Действительно, сравнивая предыдущие походы, могу сказать, что нынешняя памирская экспедиция была одной из самых трудных. И связано это не только с выбранным технически сложным маршрутом, но и в плане самой организации экспедиции. Сложности начались в самом начале. На меня и нашего капитана Сергея Селиверстова были возложены обязанности по организации экспедиции. Искали спонсоров, решали финансовые проблемы, различные нюансы, которых было множество. Были моменты, когда экспедиция оказывалась на грани срыва. Так встала проблема с поиском вертолета, который должен был забросить нас в базовый лагерь на поляне Москвина (4200 м). Оттуда совершаются восхождения на пики Коммунизма (сейчас пик Исмоила Сомони) и Евгении Корженевской. Добраться туда пешком проблематично. Это неделя сложного похода с запасом продовольствия на месяц и тяжелым снаряжением. Бывало, мы шутили, что заброска на ледник – ключевая часть нашего восхождения. Дело в том, что почти каждый год в Таджикистане что-то случается: то стихийные бедствия, то военные. В 2018 году разбился вертолет, погибли люди. В 2019 году летний сезон вообще отменили, так как базовый лагерь был закрыт.

— На этот раз обошлось без форс-мажоров?

— Нам очень помогла бывшая супруга покойного Владимира Машкова, который в начале 90-х годов основал альпинистский базовый лагерь на поляне Москвина. Рано Умаровна Собирова — удивительная, энергичная женщина, которая за долгие годы знакомства стала нам родным человеком. Вот и на этот раз она взяла на себя все организационные вопросы в Душанбе, в том числе вела переговоры по поводу прилета вертолета.

— Сколько дней длилась экспедиция?

— Только на обработку стенового маршрута ушло 18 дней. Первые дни передовая группа во главе с капитаном команды наблюдала за ледовой километровой стеной, остальные подтаскивали снаряжение в промежуточные лагеря. В итоге на все ушло 37 дней. 31 января шесть членов команды взошли на вершину Коммунизма: Михаил Даничкин, Андрей Ерохин, Артур Усманов, Максим Черкасов, Александр Мороз, Виктор Филинов. 8 февраля восхождение совершила вторая группа: Сергей Селиверстов, Александр Мороз и я. И в этот же день Михаил Даничкин и Артур Усманов поднялись на вершину пика Корженевской. Таким образом, Серега, Миша и я стали первыми в мире «Зимними Снежными Барсами».

— Алексей, что лично для вас было самым сложным в финальном восхождении?

— Сделать правильный выбор. Дело в том, что в 2018 году я перенес операцию на сердце. На тот момент до звания «Зимний Снежный Барс» мне не хватало одной вершины. Безусловно, мне очень хотелось завершить проект, но я понимал, что восхождение зимой на пик Коммунизма, это же не за два дня сходить на Эльбрус или Казбек. Предстояло жить и работать на огромной высоте в холоде больше месяца. Организм восстановился, но я не знал, как «мотор» будет реагировать на сверхнагрузки, гипоксию. Были сомнения: «Вправе ли я из-за своих амбиций рисковать успехом общего дела?». Мое физическое состояние могло доставить неприятности всей команде. Этими мыслями делился только с капитаном команды Сергеем Селиверстовым. Он сказал: «Решать тебе, главное, конечно, не навредить. Но экспедиция без тебя будет неполной!». Решил – идти! Если что, буду сидеть в базе, поддержу мужиков, а на гору пойду по самочувствию. Но благодаря друзьям, команде и вопреки тому, что мне пророчили, я взошел на пик Коммунизма.

— Что почувствовали в тот момент?

— Упал на колени и готов был заплакать. Осознание, что все закончилось, пришло по дороге в базовый лагерь, когда до него оставался примерно час ходу. Близилась ночь. Тело ломило от усталости. На леднике сильно ушел вправо от тропы, попал в трещину, ушел по пояс. Мне повезло — выскочил. Скинул рюкзак, сел на камень. Вспомнил ребят: Семена Дворниченко, Андрюху Корнеева, Саню Чечулина. Когда-то мы вместе ходили по этой тропе. Они навсегда остались в горах. Вспомнил, как с Серегой сидели на кухне, обсуждали идею зимних восхождений. У нас был запал на что-то запредельное, и мы это сделали.

— Какие планы строит команда?

— У нас есть еще один амбициозный проект — зимнее восхождение на вторую по высоте горную вершину Земли — Чогори, она же К2 (8611 м), расположенную в Каракоруме на границе Китая и Пакистана. На данный момент времени пик К2, — это единственный восьмитысячник из 14, на который никто не смог подняться зимой.