Оперативник УФСИН Алтайского края рассказал, почему заключенные вновь попадают за решетку

Украл, выпил - в тюрьму

ЛИУ№1 - колония специфическая. Здесь содержат алко-и- наркозависимых осужденных. Это накладывает отпечаток на оперативную работу, которая ведется в лечебно-исправительном учреждении. О профилактике правонарушений, о том, зачем осужденные пишут явку с повинной и почему вновь оказываются за решеткой «МК на Алтае» рассказал старший оперуполномоченный УФСИН России по Алтайскому краю Дмитрий Попов.

Украл, выпил - в тюрьму
фото УФСИН России по Алтайскому краю

- Дмитрий Валерьевич, для понимания, скажите, насколько достоверно то, что нам показывают в кино про тюрьмы и заключенных?

- Зачастую в кино многое преувеличено: разборки, драки, побеги… На самом деле, по крайней мере в нашей колонии, все гораздо проще, спокойней. И в этом, во многом заслуга как раз сотрудников оперативной службы, в задачи которых входит профилактика правонарушений среди осужденных. Мы должны быть в курсе всего, что происходит в учреждении, своевременно знать о готовящемся преступлении, назревающем конфликте и оперативно предупредить их.

- Можете привести один из последних примеров?

- Самые распространенные правонарушения - это доставка в колонию запрещенных предметов и веществ. Причем, день ото дня эти способы становятся все изощрений. Так недавно к нам поступила информация, что прибудет осужденный, который попытается пронести наркотики. Не буду вдаваться в подробности, как именно он собирался это сделать (не для печати), но при досмотре факт подтвердился.

- Откуда оперативникам поступает информация? Есть сеть осведомителей?

- Сбор и анализ информации - главные инструменты в нашей работе. В том числе мы ее получаем за счет гласного и негласного взаимодействия с осужденными. Более подробно, извините, рассказать не могу. Также в сферу нашей деятельности входит раскрытие ранее совершенных преступлений. Мы получаем сигнал, что осужденный может быть причастен к тому или иному правонарушению, но у правоохранительных органов не хватает доказательной базы. Собираем по своим каналам информацию, проводим беседы – и осужденные сознаются. Бывает, что и сами пишут явку с повинной, понимая, что дело будет раскрыто и выйдя на свободу они получат новый срок, а при чистосердечном признании его по совокупности объединят с уже имеющимся. 

- Существует ли иерархия среди заключенных?

- Если вы имеете в виду разделение на блатных и не блатных, как это принято в криминальном мире, то у нас такого давно нет. Есть осужденные, обладающие лидерскими качествами, склонные к конфликтам, организации массовых беспорядков, нарушению режима. Они состоят на особом профилактическом учете, то есть за ними ведется усиленный контроль. Основной же контингент стремится поскорей вернуться домой, к женам, детям. Стараются не получать взыскания, работают, выплачивают долги по судебным искам. Это дает им шанс выйти на свободу условно-досрочно.

- Многие ли попадая в места лишения свободы, раскаиваются в содеянном?

- Примерно половина, уверяют, что они не виновны. Другая половина, действительно сожалеют о случившемся. Осужденные ЛИУ№1 - это люди, которые совершили преступление под воздействием наркотиков или алкоголя. Бывает, они и сами не понимают, как это вышло. Например, у нас содержится мужчина, который допившись до белой горячки, убил свою мать. В трезвом уме, он не то что раскаивается, а проклинает себя за содеянное. Есть у нас «телефонные террористы», которые по пьяни сообщили о минировании социальных объектов. Сейчас сами не могут объяснить, зачем это сделали. Отдельная категория – молодые люди, которые попались на распространении наркотиков, так называемые закладчики. Хотели заработать больших денег, а получили серьезные сроки по тяжелой статье.

- За последние годы поменялся вид наркотиков. Сказалось ли это на специфике ваших наркозависимых заключенных?

- Года четыре или пять назад к нам массово поступали дезоморфиновые наркоманы. Это были живые зомби. Помню заключенного, которого привезли к нам на инвалидной коляске. Из-за наркотиков, у него разрушались суставы. Он прошел курс лечения и на свободу вышел на своих ногах. А месяцев через 9 вернулся назад - уже в лежачем состоянии. Сейчас, как я говорил, очень много молодежи, которая подсела на синтетические наркотики. У них разрушена нервная система, психика. Зависимость от алкоголя или наркотиков – основная причина тому, что люди вновь и вновь попадают за решетку. Здесь они проходят лечение, большинство клянется, что никогда не вернутся к прежнему образу жизни. Немаловажно при этом отречься от прежних «друзей», сменить свое окружение. К счастью, есть немало примеров, когда люди, действительно начинают новую жизнь.