Павловский ДОК: тайны и мифы алтайской деревообработки

Можно ли производить качественный продукт из отходов и лидировать при этом на рынке

17.09.2019 в 10:47, просмотров: 850

В преддверии Дня работников леса и лесоперерабатывающей промышленности холдинг «Алтайлес» решил подвести итоги десятилетней концепции развития отрасли. За это время вокруг холдинга родилась масса слухов и кривотолков. Чтобы развеять все сомнения, руководство компании решило собрать представителей крупнейших алтайских СМИ на своей самой большой производственной площадке — Павловском ДОКе — и показать, как на самом деле все устроено.

Павловский ДОК: тайны и мифы алтайской деревообработки

Экскурсию по территории цехов провел генеральный директор ЛХК «Алтайлес» Иван Ключников. Он рассказал об основных итогах рабочей десятилетки и планах холдинга на будущее.

Тайны

Мало кто понимает, но крупнейшее предприятие холдинга — по сути, мусороперерабатывающая компания. И «Алтайлес» считает это одним из главных своих достижений. В этом году на базе Павловского ДОКа запустили совершенно новое для региона производство плит MDF, необходимых для изготовления мебели, дверей, ламината и других изделий. В качестве сырья ДОК использует низкосортную древесину, опилки, щепу и кору, которые раньше в Алтайском крае считали производственными отходами и либо вывозили их на мусорные полигоны, либо сжигали.

— Сейчас мы еще находимся на стадии запуска. До выхода на проектную мощность щепы хватает не более 40%, — рассказал в ходе экскурсии Иван Ключников. — Остальное мы добираем из низкосортной древесины. Сейчас мы работаем в большей мере на сосне. В режиме отладки работать с сосной проще. Готовимся к тестам по березе. В идеале соотношение — 70% сосны и 30% березы.

Иван Ключников, генеральный директор холдинга «Алтайлес».

ДОК развивает взаимные поставки с другими предприятиями «Алтайлеса», чтобы создать промышленный симбиоз. Например, раньше Каменский ЛДК заказывал пиловочный материал, в Павловске загружали машину и гнали в одну сторону. Сейчас же из Камня-на-Оби сюда возвращают отходы производства — щепу. Так здесь наладили эффективную логистическую схему. На площадке Павловского ДОКа организовали круглосуточную перевалку. Лесовозы из Павловска, Ребрихи, Камня привозят сюда щепу или низкосортную древесину и забирают пиловочник.

— Дерево может быть даже хорошо поедено насекомыми, но все равно нам сгодится, — продолжает гендиректор «Алтайлеса». — В совокупности такого сырья мы имеем около 50%. И чем больше мы работаем со старовозрастными насаждениями, тем чаще встречаем именно такие деревья — очень много сердцевинной гнили, которая превращается в пыль, как только к ней прикасаешься. Естественно, из такой древесины никакого пиломатериала не получится. И мы пускаем ее на MDF. В среднем по краю такого сырья лежит на предприятиях около 100 тысяч кубов. Оно никому не нужно, а для нас это и есть целевая древесина.

На юге Алтайского края встречается другой дефект. Там много лесных культур, но деревья вырастают кривыми и сучковатыми. Это насаждения 50-60-х годов. Сейчас подошло время их омолаживания, обновления лесного фонда. Но такое сырье тоже не всегда годно для деревообработки. А для MDF подойдет.

Возрастная структура используемой на ДОКе древесины составляет более 100 лет. Это те деревья, которые уже близки к гибели, рыхлые и больные. Качественная щепа идет на производство плиты, низкосортная древесина – для работы энергоцентра.

На ДОКе перерабатывается только низкосортная древесина и отходы производства.

Мифы

Многие считают, что весь алтайский лес — в ведении холдинга. Якобы сотрудники компании «Алтайлес» могут себе позволить вырубку в любой точке региона и заготавливать древесину в большом количестве. На самом деле холдинг, как частная компания, может лишь арендовать лесные участки и производить лесозаготовку только там. Фактически холдингу доступны лишь 30% алтайского лесного фонда.

— Честно говоря, пока мы не вышли на запланированные мощности, древесины у нас на всех площадках с избытком. Нам даже приходится притормаживать поставки из районов, — поясняет Ключников. — Зато мы на себе успели ощутить последствия закона о валежнике: объемы топливной древесины для населения в этом году резко упали. По первому полугодию мы отметили отклонение в районе 60 тысяч кубометров. Люди стали у нас меньше покупать и использовать то, что собрали в лесу.

На конец сентября Павловский ДОК запланировал итоговые тесты по производительности, где рассчитывают показать мощность в 750 и больше кубометров древесины в сутки.

Кроме промышленной базы «Алтайлес», занимается и лесовосстановлением после пожаров, создает новые лесные массивы. За 12 лет работы площадь ленточных боров Алтайского края выросла благодаря холдингу на 50 тысяч гектаров. Гордится компания и своей пожароохранной системой, признанной одной из лучших в России. Так средняя площадь лесного возгорания на территории «Алтайлеса» не превышает 1 га, очаг обнаруживают в среднем за 15 минут, а на борьбу с лесными пожароми могут одновременно направить до 4 тысяч человек. В этом году сотрудники компании потушили более 200 возгораний.

На предприятии созданы высокотехнологичные рабочие места.

Планы

Пресс Павловского ДОКа – это центр всего завода, основные инвестиции, главный технологический этап. В длину он 30,4 метра, непрерывного действия и является самым быстрым в России. Пресс может делать тонкую плиту на скорости до полутора метров в секунду. Диапазон толщины — от 2,5 до 40 мм. Основные сибирские конкуренты работают в диапазоне 8-20 мм.

— Плита MDF на рынке сейчас очень востребована. Но она не является конечным продуктом потребления. Это полуфабрикат для дальнейшего производства. Мы на рынок еще только заходим, но планируем работать со всеми нишами — двери, напольные покрытия, мебель и многое другое. Для этого мы запланировали наладить линию ламинирования и покраски плиты, это позволит предлагать потребителям качественный готовый продукт за меньшие деньги, — рассказывает руководитель холдинга. — У нас из 35 гектаров площади освоено около 17. Поэтому есть куда расширяться, есть инфраструктура и желание совершенствоваться.

Плита MDF — новый для региона продукт.

Справка МК

В 2019 году холдинг «Алтайлес» произвел более 300 тысяч кубометров пиломатериалов, 16 тысяч кубов погонажных изделий, 7,5 тысяч кубов клееного бруса, 30 тысяч кубометров плит MDF, 9 тысяч тонн пеллет, 600 тонн брикетов, 35 тысяч кубометров колотых дров.

Павловский ДОК — наш крупнейший проект. В сформулированной 10 лет назад концепции развития отрасли мы отмечали, что по сравнению с Рубцовским или Каменским ЛДК Павловский проект построить будет сложнее всего. Но мы всё сделали. Сейчас мы формулируем новую стратегию — до 2030 года. Она основана, в первую очередь, на дальнейшей переработке и новом производстве. Всю древесину — низкосортную и высокосортную — мы полностью будем перерабатывать в пиломатериал и MDF и работать дальше уже с этим сырьем. Отмечу, когда мы говорим о том, что предприятие ведущее, речь идет не о масштабах денежного оборота, а именно о кубометрах и объемах переработки.

— По плите MDF вы работаете в основном на экспорт?

— Вообще наш продукт не является экспортоориентированным. За Уралом всего три предприятия, которые производят MDF, поэтому наш основной потребитель — все-таки Россия. Но есть контрагенты и в странах Азии. На стадии запуска предприятия у нас даже преобладал экспорт, но со временем ситуация изменилась. И не секрет, что за Уралом нет компаний, которые умеют качественно красить плиты. Мы для того и создаем новую концепцию, чтобы расширять рынки сбыта, развивать свою полезность и соответствовать требованиям современного производства мебели, стройматериалов и т.д. Это, конечно, требует больших денежных затрат. Но мы видим перспективу и хотим этим заниматься. Нашей продукцией уже интересовались крупные производители дверей, например, из Новосибирска. Их обороты – миллионы дверей на основе тонкой плиты MDF. Тот же Узбекистан совершил мощный рывок в дверном производстве. Но их компании раньше не работали с плитой. Они очень долго сидели на трафике, закупали в Китае готовые штампованные фасады, собирали двери и поставляли их в Россию. Для нас эти предприятия — тоже потенциальный рынок сбыта. И он огромный.

Конечно, мы не можем быть компетентны во всем. Но мы можем максимально приблизиться к потребностям клиента и ориентируемся сейчас на это. Мы не хотим быть мебельной или строительной компанией. Наша задача — работать с такими компаниями.