Александр Деринг рассказал, как можно реанимировать Павловский сереброплавильный завод

Два завода, две судьбы...

30.07.2018 в 09:34, просмотров: 687

Ситуация с Барнаульским сереброплавильным более-менее ясна. Известна и жесткая позиция Деринга относительно сноса построек на территории завода и возведения на месте памятника промышленной архитектуры его копии.

Александр Деринг рассказал, как можно реанимировать Павловский  сереброплавильный завод

Архитектор категорично заявляет, что новодел никому не будет интересен, в конце концов, люди приходят в такие места, чтобы прикоснуться руками к стенам памятника XVIII-IXX века, в каком бы состоянии он ни находился. Эту позицию поддерживают и барнаульцы, и соратники.

В режиме ожидания

— Мы сейчас, как и собственники, находимся в ожидании решения научно-регистрационного совета Минкультуры России по зонам охраны. Как только они будут утверждены, у проекта появится регламент, условия и правила: высотность разрешенных зданий, их размеры, архитектура. Тогда можно начинать планировать. А пока никакие работы — ни проектные, ни исследовательские, ни реставрационную подготовку не проводим, — рассказал он.

Волонтеры во главе с Дерингом по-прежнему собираются каждую субботу, расчищают пространство от мусора, благоустраивают. А попутно он готовится к фестивалю-практикуму «ФАБРИКАЗАВОД», посвященному «Спичке». Деринг и его команда надеются, что заказчик поручит именно им разрабатывать концепцию, в том числе и реставрационных работ. Она даст направление всем дальнейшим изысканиям.

— Мы тогда поймем, что нужно сделать с тем или иным зданием, какая у него степень изношенности, оценим его состояние. Плюс ко всему там нужно проводить обследование и глубинное изучение состояния основных конструкций: фундаментов, стен, перекрытий и покрытий — дальнейшее сохранение и реставрация без этого невозможны. Сейчас как раз самое время, чтобы проводить эти работы, но заказчики не торопятся. Они хотят разобраться, насколько им это все интересно, — пояснил Деринг.

Он никому не нужен

Павловский сереброплавильный завод, входящий в число Колывано-Воскресенских металлургических предприятий, находится сейчас в еще более плачевном состоянии. И если в Барнауле памятником промышленной архитектуры занимаются, то о том, что в 60 км от города погибает другой памятник, напрочь забыли.

Павловск, названный в честь наследника российского престола Павла, только что отпраздновал свое 255-летие, гости праздника смогли оценить недавно установленный памятник Павловскому сереброплавильному заводу и его основателю генерал-майору Андрею Порошину. В арке — фигура девочки с узелком в руке, она, по замыслу автора Сергея Астраханцева, почетного жителя села, художника и архитектора, дочка или внучка рабочего завода, несущая ему обед. За спиной фигуры — смутно виднеющиеся сквозь заросли полуразвалившиеся стены заводского корпуса. На фоне деревьев девочка эта скорее видится Красной Шапочкой, идущей через лес, чтобы накормить бабушку пирожками.

А ведь попыток спасти памятник архитектуры было предпринято немало. Одна из последних — в 2013 году. Тогда власти Павловска были намерены организовать для туристов специальные экскурсии по территории, где находился крупнейший в стране сереброплавильный завод XVIII века. Об этом в рамках проходившего тогда автотура «Алтайский край заповедный», рассказывал Сергей Волков, на тот момент глава администрации Павловского района.

— Наш завод работал в течение 130 лет — до 1893 года. Здесь выпускали бликовое серебро, золото от 250-450 пудов ежегодно. Здание построено из местного кирпича, а также, по поверью, из яиц птицы, обитающей по берегам рек Фунтовки и Касмалы. Мы сейчас работаем над приданием этому месту статуса с целью организации туристического бренда Павловска. Хотелось бы сделать нормальную площадку, чтобы на ее базе изучать историю места, — говорил тогда Волков.

В 2013 году территорию завода, принадлежащую частному лицу, планировали передать в муниципальную собственность, организовать там филиал краеведческого музея, разместить сувенирные лавки, проводить интересные экскурсионные программы, которые бы начинались от Колыванского рудника и проходили по местам движения рудовозов. Интересная идея. Добрая. Только вот глава администрации Павловского района сменился, а завод продолжает рушиться.

Немногим раньше, в 2011 году, на официальном сайте Прокуратуры Алтайского края появилось сообщение о проведенной прокурорской проверке, которая подтвердила: объект культурного наследия погибает. На тот момент производственный корпус Павловского сереброплавильного, состоящий из здания мельницы, избы, дробилки, насоса, вальцевого агрегата, был передан в собственность МПК «Треабилин». Компания не принимала никаких мер по сохранности объекта культурного наследия. В акте технического состояния завода, составленном в 1999 году, указано, что его состояние аварийное, необходима комплексная реставрация. Повторный осмотр в 2009-м показал, что «памятник руинирован, общее состояние — аварийное, необходимо проведение работ по консервации объекта (ограничению доступа) и комплексная реставрация памятника собственником».

Прокурор подал в суд иск с требованием произвести ремонтно-реставрационные работы, чтобы сохранить объект культурного наследия. Были попытки и раньше, но все они заканчивались на этапе планирования. И до сих пор проблему так и не решили.

А ведь его можно и нужно реанимировать, уверен Александр Деринг.

— Если бы жители Павловска захотели, власти поддержали, сделали бы концепцию, проект, тогда это место могло бы неожиданно преобразиться, поскольку будут перспективы появления новых рабочих мест, да и звучал бы Павловск по-другому, громче. Все, конечно, зависит от администрации: «У нас много бытовых проблем, нам не до этого», — оправдывается она в таких случаях. Ну как не до этого? Крутились бы. Сейчас, кстати, программа есть для малых городов и населенных пунктов. Кто им мешал включиться во все это? Получили бы миллионов 50 и провели хотя бы территорию в порядок. Сделали бы бренд, навигацию, туристов привлекли. И уже там бы все звучало и крутилось. И деньги потратили бы не зря — потом окупится с лихвой. Просто это все никому не нужно. А надо расшевелить. Я в свое время даже разработал бренд для Павловска, но все — как в пустоту, никакой реакции, — огорченно резюмировал архитектор.