«Согрешил блудом»: совращение малолетней не единственный грех алтайского священника

Подробности уголовного дела настоятеля храма Богоявления Господня в селе Черемное

21.05.2019 в 15:07, просмотров: 1011

В конце апреля 2019 года суд вынес приговор отцу Андрею, в миру Андрею Киселеву. Священнослужителю дали 12 лет строго режима за развращение малолетней. Выяснилось, что в поле зрения правоохранительных органов протоиерей попал еще в 2016 году. Подробности его «блудной жизни» повергли в шок даже бывалых следователей.

«Согрешил блудом»: совращение малолетней не единственный грех алтайского священника
фото из личного архива Андрея Киселева

«Дядя Коля меня предупреждал»

Под «прицел» оперативников священник, рассказывает Lenta.ru, впервые попал в рамках расследования другого уголовного дела. В 2016 году в Барнауле был арестован педофил, который, как установило следствие, пять лет развращал дочь своей знакомой. Оказалось, что потерпевшая была его крестной дочерью, а крестил ее не кто иной, как Андрей Киселев. Казалось бы, в этом обстоятельстве нет ничего странного. Однако следователей насторожили слова девочки, которая в ходе допроса сказала, что дядя Коля ее предупреждал, чтобы с батюшкой наедине не оставалась. Зародившиеся тогда подозрения подтвердились спустя два года, когда священник был задержан после «отдыха» с малолетней на речке.

О том, почему 13-летняя девочка и взрослый мужчина остались одни ночью в безлюдном месте, потерпевшая сама рассказала на перовом допросе.

— Он сказал, что поедет на рыбалку вместе со своими дочками. Предложил нам с мамой к ним присоединиться. Но маме надо было идти на работу, она отпустила меня. Когда Андрей заехал за мной, дочерей с ним не оказалось. На реку мы приехали вечером, уже темнело. Поужинали, он уехал рыбачить. Разложила сиденье в машине, легла спать. Около полуночи вернулся Андрей, лег рядом со мной, взял за грудь и стал мять. Я оттолкнула руки, сказала, чтобы прекратил. Он развязал веревочку на штанах, я стала кричать, и он отстал. Лег и заснул, — поясняла девочка.

Она также добавила, что сожитель матери и раньше приставал к ней, трогал за грудь. «Мне это было неприятно, но маме ничего не рассказывала. Я просила так больше не делать, но он продолжал», — уточнила подросток.

Сам же священник объяснил свой «невинный» поступок тем, что хотел проверить целостность ее девственной плевы. С его слов девочка в последнее время стала дерзить, хамить матери, вот и заподозрил, что у той появился ухажер, плохо влияющий на нее.

— По образованию я биолог, в этой области уверен в своих познаниях. Я выполнил задачу, убрал руки и лег спать. Вступать в половые отношения не собирался, — объяснялся задержанный.

Через месяц после ареста потерпевшая вдруг отказалась от своих показаний. Следователи догадались, что сделала она это по настоянию матери. Та после первого допроса прятала дочь, а потом сама привела ее. Девочка отреклась от ранее сказанного, заявив, что все выдумала, чтобы отомстить священнику за некую обиду.

— Мы провели психолого-лингвистическую экспертизу, результаты которой показали, что первые показания она давала добровольно, без принуждения, а все остальные — под давлением матери, которая сожительствовала с задержанным, — комментирует полковника юстиции, руководителя Следственного отдела по Октябрьскому району Барнаула СУ СКР по Алтайскому краю говорит Татьяна Авдиенко.

Доказательством вины отца Андрея стала и его переписка с другом, в которой он изложил совершенно другую версию событий. «Ездил на рыбалку, брал дочку Лизину – Валю (имена измены). Чуть не (совершил половой акт) в машине! Пальцем залез… она уже не девственница. Говорю, коль так, давай я еще (мужским половым органом) туда слажу! Напрочь отказывалась».

— Сексуальные преступления очень сложно доказать. Они, как правило, совершаются наедине — только жертва и преступник. Можно собрать кучу доказательств, провести экспертизы и прочее, но сомнения все равно остаются. В данном случае Андрей Киселев сам хвастался содеянным, еще и гордился этим, — говорит следователь Ирина Малеева.

Отпустил грехи — и спал с ней дальше

Андрей Киселев окончил Алтайский государственный университет, факультет биологии. Работал в Сибирском НИИ сыроделия, где познакомился с будущей супругой. В 1994 году они расписались. Первые семь лет брака были счастливыми. Андрей работал в Ботаническом саду, воспитывал сына Елены от первого брака. А потом ударился в религию, а когда ему предложили стать священником, не советуясь с супругой, согласился.

— Он стал требовать от нас с сыном праведной жизни. Например, запретил смотреть телевизор. Дома практически не появлялся, говорил, что в храме много дел. До меня доходили слухи, что он спит с другими женщинами, да я и сама подозревала, судя по его поведению, — вспоминает экс-супруга Киселева.

В 2000 году Андрей Киселев возглавил приход в селе Черемное. Стал собирать люд в помощь. Одной из первых взял молодую псаломщицу Любовь Силантьеву.

— Между нами были доверительные отношения. Я ему исповедовалась. Но вскоре стала замечать, что он ко мне неравнодушен. Бывало, подбежит, поцелует в щеку и убежит. Иногда клал руку на грудь, а вторую — на ягодицы. Тогда отношений с мужчинами у меня еще не было. Я не понимала, что это ненормально. Он же был священнослужителем, к тому же женатым. Я не знала, как на это реагировать. А поделиться было не с кем. Да мне бы и не поверил никто, — рассказывала следователю псаломщица Люба.

Вскоре ей и священнику стали стелить одну постель на двоих. Там настоятель давал волю рукам. Девушка терпела, боялась даже пикнуть. На одной из исповеди она призналась отцу Андрею, что чувствует вину за происходящее между ними. Священник отпустил ей грехи — и спал с ней дальше.

После исповеди настоятель храма совсем осмелел. Однажды, застав Любу одну, раздел догола и положил на пол. Но в храм кто-то вошел, и батюшка сбежал. Неудачную попытку он исправил через некоторое время в библиотеке церкви.

— Мне было больно, я кричала. Отец Андрей закрыл мне лицо подушкой. Это было ужасно, но я не сопротивлялась, так что все было по доброй воле, — поясняла девушка на допросе.

С того момента Люба и священнослужитель стали спать регулярно, и почти всегда в разных помещениях храма. Девушка уточняет, что они не предохранялись — он принципиально, а она не думала о последствиях. В феврале 2001 года Люба забеременела.

Весть о беременности отец Андрей принял с радостью. К тому моменту для девушки он стал самым близким и родным человеком, которого она безумно боялась потерять. Он же обещал, что никогда не бросит, но при этом просил никому не говорить, что это их общий ребенок. «Люди разочаруются во мне, мы останемся без дохода», — увещевал он.

На третьем месяце беременности священник увез Любу к своей матери. Той объяснил, что помогает блуднице, которая забеременела без мужа.

— Забирать меня из роддома он приехал со своей женой. Нас с дочкой отвезли назад к его матери, но прожили мы там недолго. Женщина была очень своенравная, а ее сожитель пил. Тогда отец Андрей забрал нас в квартиру, где жил с супругой. Потом я подписала документы на отказ от ребенка, и они удочерили ее. Жила у них в доме как домработница и няня, за это мне платили небольшие деньги. Батюшка постоянно домогался: зажимал, распускал руки. Ночами я слышала, что он спит со своей женой. А вскоре Елена стала проявлять ко мне агрессию, а он никогда не заступался. Жить под одной с ними крышей стало невыносимо. Когда ребенку исполнилось три месяца, вернулась домой к маме. Но с дочкой продолжала общаться, — вспоминает Любовь.

В ту пору по селу поползли первые слухи о священнике, сделавшем ребенка церковной служке и усыновившем его. Епархия призвала отца Андрей к ответу, потребовала, чтобы он прекратил блуд. Но тот был так убедителен, отрицая свою вину, что ему поверили, ограничились внушением. А через полтора года Любовь Силантьева вновь родила еще одну девочку, которую назвали Глафирой. Дочку вновь забрал отец и тоже удочерил, объяснив решение тем, что нельзя разлучать родных сестер.

Вторую девочку жена священника тоже приняла как родную, хотя и были у нее подозрения, что отец детей – ее супруг.

— Детей воспитывала я, помогала мать Андрея. Его никогда не было дома. Однажды взломала переписку мужа в социальной сети. Почитала, о чем он пишет женщинам, их было много. По характеру сообщений не было сомнений, что со всеми он был в интимных отношениях. После этого я подала на развод, — вспоминает Елена.

Девочки остались с приемной матерью, потом некоторое время жили у бабушки, но когда она умерла, опять вернулись к Елене. В конце 2016 года отец Андрей обзавелся собственным жильем и забрал дочек. А когда его арестовали, Матрена и Глафира вновь вернулись к его бывшей жене.

В ходе расследования в поле зрения оперативников попали и другие женщин, которые стали жертвами Киселева. Среди них девушка, которая в 2013 году, будучи еще 14-летней школьницей, родила священнику ребенка. Привлечь его по этому эпизоду не удалось — истек срок давности.

— Все женщины похожи характером: абсолютно покорные, ведомые. Он специально выбирал слабых, сильные ему не по зубам. Каждая считала, что он совершает богоугодное дело, насилуя их. Они говорили: «Он же священнослужитель, значит, не может делать что-то незаконное и богопротивное, — поясняет Малеева.

Суд над отцом Андреем проходил за закрытыми дверями. Интересы потерпевшей представляли органы опеки и попечительства, так как ее мать в самом начале была отстранена от дела, поскольку пыталась давить на свидетелей. Кто-то из присутствовавших даже услышал от женщины фразу, брошенную в адрес дочери: «Не умерла же — переживешь». Адвокаты обвиняемого попытались выставить батюшку жертвой оговора, но его собственные показания и переписка перевесили их сомнительные доводы.