Хроника событий Ели траву, чтобы не умереть: тулячка пережила ужасы концлагеря Инновационный поезд-музей побывал в Невинномысске Готовились к войне и в глубоком тылу В Кокшамарах восстанавливают оборонительные сооружения Великой Отечественной Солдат вернулся!

«Чуйский тракт» в годы войны имел огромное значение

Дороги тыла вели на фронт

06.05.2015 в 06:31, просмотров: 3777

Вот уже в 70-й раз мы отмечаем День Победы в Великой Отечественной войне — величайшее событие в жизни страны, важнейшую дату в нашей истории. И этот день — не просто праздник, объединяющий поколения и сердца. Сердца, преисполненные горечи за боль, что выпала на долю того поколения, и неимоверной гордости за своих героев — за тех, кто отвоевывал победу на полях сражений, за тех, чья жизнь была адом на земле в концлагерях, за тех, кто неустанно трудился в тылу, отдавая все силы, помыслы и каждое движение души ради одного дела — дела Великой Победы. На это были нацелены все ресурсы, все сферы человеческой жизни, а все дороги, даже расположенные в глубоком тылу, — вели на фронт...

«Чуйский тракт» в годы войны имел огромное значение
Фото: Бийский краеведческий музей им. В.В. Бианки

 Дорога стратегического значения

На Алтае дорогой, служащей нуждам войны, был «Чуйский тракт». С 1922 года он вошел в систему общегосударственных дорог, а с 1933-го, с учетом особой важности и огромного стратегического значения, тракт военизировали. С этого момента за ним закреплено название «Чуйский военизированный тракт», а все работники дороги приравниваются к бойцам Красной армии.

Основные работы по обустройству тракта были выполнены еще до начала войны: на смену паромным переправам приходили мосты, на опасных участках, бомах (скалах) и перевалах, расширяли проезжую часть, улучшали дорожное полотно.

Первый приказ военного времени, устанавливающий ежедневные дежурства на дороге на весь период мобилизации, был подписан 23 июня 1941 года начальником Управления дороги «Чуйский тракт» Виктором Андреевым. Им же были подписаны и первые приказы о мобилизации работников управления. Сам Виктор Федорович, после долгих и настойчивых просьб в адрес вышестоящего начальства, покинул пост и ушел на фронт в январе 42-го.

На место мобилизованных работников, специалистов, инженеров, механиков и водителей, вставали, как и по всей стране, женщины и дети. Всего на войну от управления дороги ушли 84 человека. В первые же дни был сформирован 71-й дорожно-эксплуатационный полк, состоявший в основном из высококвалифицированных шоферов и дорожников с «Чуйского тракта» — из Бийска, Маймы, Шебалино, Ини, Онгудая и Кош-Агача. Уже с ноября 41-го 71-й ДЭП прокладывал «Дорогу жизни» по льду Ладожского озера.

Караван верблюдов из Монголии.

На тракт вернулись верблюды

Мобилизовали не только людей, на фронт уходили автомобили — почти вся действующая техника. Для городских и загородных перевозок осталось около 40 автомобилей устаревших марок. Груз перевозили на лошадях, быках и верблюдах. Зимой 43-44-го из Монголии в Бийск было сделано 18 тысяч верблюдоходок — существовал такой термин. Известен случай, когда караваном привезли 120 тонн цветного металла на нужды фронта. Это была высокохудожественная буддийская пластика. Подарок монголов пошел на переплавку и использовался для производства авиационных и танковых двигателей.

Герой труда Монголии Борондонгий Лувсан, возглавлявший, будучи 18-летним юношей, один из караванов с грузом, шедший по «Чуйскому тракту», вспоминает: «...Конечно, путь был не легок, мы преодолели 13 перевалов и пересекли много рек. Были дни радости, огорчения, и было очень холодно. В эти трудные дни нам помогали русские, которые остались в тылу, — женщины, дети. Однажды был случай, когда наш караван подошел к реке Хатан (Катунь), дедушки, бабушки, женщины и дети подходили и помогали пересечь реку, как могли. Сняв верхние одежды, они раскладывали на льду, чтобы легко было караванам перейти через большую и широкую реку... Одна девушка осталась в белом платье. Ее звали, кажется, Тамарой. Ведь она могла бы замерзнуть в мороз 42 градуса...»

За годы войны МНР поставила Советскому Союзу 485 тысяч лошадей, в том числе 30 тысяч в качестве дара монгольских аратов. В помощь Красной армии соседи направили продуктов сельского хозяйства и материальных ценностей на сумму 65 млн тугриков. Самый большой караван верблюдов в 1 200 голов вышел в ноябре 1942 года и только к февралю 1943-го пришел в Бийск. Он доставил 5 тысяч фуфаек, 10 тысяч полушубков, 22 тысячи пар носков и варежек, 7 тонн сушеного мяса. По поводу прибытия каравана был устроен настоящий праздник, ведь переход был невероятно сложным: на перевале Чике-Таман погибло несколько десятков животных. Некоторые просто не выдерживали трудностей пути и низких температур и утром оставались лежать. Местные жители подбирали их и выхаживали.

В режиме экономии

В годы войны в Управлении дороги «Чуйский тракт», как и по всей стране, был введен режим строй отчетности и экономии. В первую очередь экономили горюче-смазочные материалы. Машины оборудовались газогенераторными двигателями, которые работали на березовых дровах, «тюльках», поэтому с собой всегда возили запас дров, пилу и топор. Так, для проезда от Бийска до Маймы, например, необходимо было запастись двумя кубометрами дров.

Все усилия в этом направлении прилагали и сами люди: работники «Чуйского тракта» вносили свои рацпредложения. Например, шоферы автобазы придумали, как усовершенствовать коробку скоростей автомобиля ЗИС-5, благодаря чему стало возможным использовать старые шестерни, которые тогда были в дефиците.

Были и другие инициативы. Главный механик управления Константин Чермашенцев посчитал экономически невыгодным сломанную технику доставлять для ремонта в Бийск и развернул мастерские в Чибите, недалеко от Акташа (примерно середина пути от Монголии до Бийска). Чтобы обеспечить мастерские электричеством, по его чертежам построили дамбу на соседней реке: от списанного грузовика взяли задний мост, приспособили вал, в утиле отыскали выброшенный генератор — через несколько месяцев станция была готова.

На протяжении всей войны «Чуйский тракт» всегда содержали в проезжем состоянии: все делали сами, даже аккумуляторные батареи научились. Когда ломалась техника — брались за лопаты. Многие были удостоены наград за работу в тылу, некоторые специалисты были просто незаменимы. Так, Андрея Антропова, начальника мастерских автобазы, призвали на фронт в первые же дни, но почти сразу отправили обратно — без него на дороге было не обойтись. И «Чуйский тракт» стал его фронтом. Он получил звание почетного дорожника одним из первых.

Павел Ситников (на переднем плане).

Победу ковали люди

Уникальными профессионалами оставались работники алтайских дорог не только в военное время, но и после. Павел Ситников пришел работать на «Чуйский тракт» за три года до войны, совсем молодым парнем. Уже из управления его призвали в армию, на Дальний Восток. А потом наступил июнь

41-го. Как только возникла угроза прорыва фашистов к Москве, дивизия в полном составе отправилась на оборону столицы. Оттуда Павел Васильевич был направлен на Курскую дугу. На своем ЗИСе он возил тяжелую гаубицу в артиллерийском полку: по фронтовым дорогам и бездорожью, через Депр, Вислу, в Белоруссию, Польшу, к Берлину. Ситников был награжден орденом Красной Звезды, медалями «За отвагу» и «За боевые заслуги». А когда кончилась война, вернулся на «Чуйский тракт», — конечно, шофером. За все время у него не было серьезных поломок и аварий, ни одного прокола в водительских документах. За 48 лет работы и почти четыре миллиона километров пробега.

В тылу же в военные годы самую черную и тяжелую работу приходилось делать женщинам. Дочь Юлии Крюковой, водителя «Чуйского тракта», вспоминает: «Маму я помню в ватных штанах и постоянно усталую. Когда она приезжала из поездки, бабушка стелила ей на пол тулуп, и мама, не раздеваясь, валилась с ног от усталости. Постоянно недосыпала и недоедала, как, впрочем, и все ее подруги, которые тоже работали шоферами…»

Очень сложная и ответственная работа была в те годы у ремонтеров — профессия, полностью забытая в наши дни. Они жили в избах у дороги и следили каждый за определенным ее участком: подсыпали гравий, отводили воду, зимой чистили снег. Самым известным среди них был, пожалуй, Филат Мальцев, его называли Дедом. Филат Тихонович наводил порядок на участке при въезде в Курайскую степь, работать на «Чуйском тракте» он начал в 1900-м и после Великой Отечественной трудился еще долгие годы. Про себя он говорил: «Я трех царей пережил…»

Изнурительный, добросовестный, ежедневный труд, каждый на своем месте — все, что могли отдать войне люди, живущие в тылу. Но им казалось, что этого мало. Работники «Чуйского тракта» участвовали в дополнительном выпуске самолетов и танков, орудий и снарядов — своими личными средствами, делая пожертвования. Для каждого ДЭУ был установлен план по сбору ягод, грибов и ореха. Капитальная реконструкция тракта, начатая еще в 1938 году, не прекращалась и в военное время: выпрямлялись отдельные участки, улучшалась проезжая часть, заменялись и ремонтировались мосты. В годы Великой Отечественной были реконструированы участки на Белом Боме и боме Ак-Турлаган.

Самоотверженный, героический, жертвенный труд, такой, что выше человеческих сил и любых мыслимых пределов, — то, что отдавали войне все живущие в тылу. Отдавали Победе.

P. S. Автор благодарит за предоставленные материалы научного сотрудника Бийского краеведческого музея им. В.В. Бианки Елену Грехову. 

70 лет Победы. Хроника событий