Миллиарды в дым, или Экономические просчеты

Как игра на понижение на тендерах сказывается на качестве продукции

 Барнаульская компания «Нейдер» работает на рынке котельного оборудования с 1987 года. За эти годы до сегодняшнего дня инженерами предприятия было изобретено более 12 типов котлов. Не жалея времени и средств на усовершенствование имеющегося оборудования, специалисты «Нейдера» стремились увеличить мощность и снизить расход условного топлива. За более чем четверть века их производительность в ручном режиме увеличилась в пять раз, при одновременном уменьшении количества потребляемого топлива в два раза. Данная цель была достигнута за счет дополнительных финансовых вложений в экспериментальные модели и увеличения массы котла. Ведь только использование достаточного количества труб позволяет повысить теплоотдачу котла и, как результат, снизить расход топлива.

Как игра на понижение на тендерах сказывается на качестве продукции

 Импорт не выдержал конкуренции

Все старания были вознаграждены в 1990 году, когда при проведении испытаний котлы ООО «Нейдер» оказались лучше аналогов импортного производства. В результате к 1994 году они были вытеснены с рынка Сибири, не выдержав конкуренции. Благодаря этому солидные средства остались в России, а не пополнили бюджет иностранных государств.

Нужны факты? Пожалуйста! Так, ООО «Теплострой» (Новичихинский район), как пишет его директор Сергей Чистяков в благодарственном письме на имя генерального директора ООО «Нейдер» Виктора Быковченко, «в ходе осуществления своей деятельности по производству и распределению тепловой энергии применяет различное котельное оборудование и котлы разных производителей». С 2011 года «Теплострой» эксплуатирует пять котлов ООО «Нейдер», в результате чего «были достигнуты лучшие показатели экономии топлива и электроэнергии за десять лет, несравнимые с аналогичными периодами».

Котлы производства ООО «Нейдер», свидетельствует Сергей Чистяков, не имеют претензий и нарушений в работе. Экономны и просты в обслуживании, имеют высокий КПД. Их эксплуатация, по его словам, не требует большого штата обслуживающего персонала и возможна без дымососов. Более того, котлы работают на всех видах твердого топлива (в том числе и на буром угле) без ущерба для качества.

И, наконец, самое важное: только за отопительный зимний период 2011-2012 года было сэкономлено 674 тонны, или 14,6%. Аналогичная картина и по электроэнергии: экономия составила 52 тысячи кВт, или 10,1%, при этом в одной из котельных расход электроэнергии сократили за один отопительный сезон в два (!) раза. При всем при том, продолжает директор «Теплостроя», повысился тепловой режим на объектах соцкультбыта и в домах селян. В результате: только за один отопительный период экономия компании составила полтора миллиона рублей.

Кроме того, в отличие от многочисленных «малобюджетных» предложений сегодняшнего дня, когда котлы работают от силы три-четыре года, «нейдеровские» котлы стоят до 17 (!) лет, в частности, на Кузбассе, а также в Алтайском крае, в селе Гонохово (Завьяловский район). В поселке Комсомольском (Мамонтовский район) на Корчинском элеваторе барнаульские котлы работают также уже 12 лет без проблем.

Инвестиции в инновации стали бессмысленными

Но все изменилось с введением госзакупок. На сегодняшний день вкладываться в инновации стало бессмысленно. Если раньше производители стремились делать оборудование на десятилетия, дорожа репутацией, то сейчас главное — цена. Именно под стоимость контракта подгоняются мощность и размеры оборудования. Ведь всем известно, что проверять котел на соответствие заявленным параметрам никто не будет. И, как результат, фактическая мощность котла, поставляемого победителем торгов, лишь на бумаге соответствует заявленной. А на деле оказывается, что она в два-три раза меньше! Дело в том, что поставлять оборудование меньшей мощности выгодно. Экономя на количестве использованного металла, можно неплохо заработать. К подобным «хитростям» подстегивает продолжительность и затратность процесса доказывания. Государство официально не берет на себя подобные расходы, а муниципальные образования не имеют лишних средств, которые можно использовать не по целевому назначению. Даже если котел сгорит и дело дойдет до суда, то взять с такого поставщика нечего, ведь весь его актив состоит из минимального уставного капитала.

Сниженная на 30-45% максимальная сумма контракта не покрывает даже затрат на изготовление оборудования. Не говоря уже о какой-либо прибыли, благодаря которой можно было изобретать и внедрять что-то новое. Как другие поставщики умудряются уложиться в данную сумму и при этом заработать, не сложно догадаться.

Руки связаны законом

Технические задания муниципальных предприятий тоже не идеальны. Иногда доходит до абсурда: оборудование нужной мощности не помещается в котельную, а то, что помещается, явно не соответствует заявленной мощности. Лучшая в начале 2000 годов продукция на сегодняшний день неконкурентоспособна по сравнению с дешевыми и некачественными аналогами.

Некоторые непорядочные производители говорят, что благодаря им создали дополнительные рабочие места, люди обеспечены работой на производстве. Но результаты их производственной деятельности показывают: выгоднее платить им приличное пособие, лишь бы они не работали.

Серьезность назревшей проблемы подтверждается в процессе общения с главами районов и начальниками коммунальных хозяйств. Каждый отопительный сезон у них одна проблема: как «оттопиться» в предстоящую зиму и остаться на своих должностях. В основном это грамотные в своей области специалисты, но даже их опыт не ограждает от недобросовестных поставщиков. При визуальном осмотре котла уже можно сделать предварительный вывод о качестве оборудования. Но их руки связаны законом. Ведь каждое сомнение относительно поставленного оборудования должно подтверждаться документально и доказываться в суде.

Если раньше они могли покупать качественное оборудование у проверенного годами поставщика, то сейчас вынуждены платить за «кота в мешке». Никакого контроля со стороны государства за соответствием поставленного оборудования заявленным характеристикам нет. В результате муниципальные предприятия один на один остаются со своей проблемой. Организации же, в свое время занимавшие ведущие позиции в области котлостроения, вынуждены менять квалификацию. Иначе банкротство для них неизбежно.

Уважаемые экономисты Российской Федерации, объясните, как можно сделать «мерседес» по цене «запорожца»? Мы этого не можем, заявляют добросовестные производители.

В погоне за более низкой ценой, качество и технические характеристики оборудования отходят на второй план. В результате растут счета за коммунальные услуги. Особенно дорого обходится тепло. Бедные пенсионеры, получив пенсию 10 000 рублей, должны отдать 12 000 рублей за коммунальные услуги. Подобная информация регулярно транслируется в СМИ, но ситуация не меняется. Почему из-за несовершенства закона должны страдать люди? Почему они платят такие огромные деньги, но в их домах не становится теплее. Ведь во многих квартирах температура не поднимается выше 15 0С.

И замерзают старики, женщины и дети, а также целые микрорайоны и производственные комплексы.

Или, чтобы достичь нормативных показателей, муниципальные котельные в разы перерасходуют уголь. Идет огромный перерасход, который выливается, например только в нашем регионе — Алтайском крае, — в сотни миллионов рублей хронических долгов муниципалитетов перед поставщиками топлива. А по всей стране речь идет уже о миллиардах рублей незапланированных затрат.

Честно работать невозможно?

«Проработав в области котлостроения 40 лет и имея общий трудовой стаж 50 лет, задумываешься, ради чего работать дальше, придумывать, изобретать, — сокрушается генеральный директор ООО «Нейдер» Виктор Быковченко. —Зачем? Честно работать производителям в России невозможно. Для развития и усовершенствования производства постоянно нужны средства, а где их взять? Так же обманывать, экономя на всем, не задумываясь о последствиях? Стыдно будет людям в глаза смотреть. Поэтому так и будут россияне ездить на японских машинах, есть из китайских кастрюль импортное мясо».

Почему бы не проверить на эффективность все котлы, установленные в различных регионах России, особенно в северной ее части, продолжает Виктор Семенович. Ведь для них уголь с доставкой обходится в два-три раза дороже, чем для потребителей в средней полосе. Благоприятно ли на них отразилось введение госзакупок? Привела ли высокая конкуренция среди поставщиков котлов к росту качества оборудования? Нет!!! Единственное, чего удалось добиться, — огромного перерасхода угля. Миллиарды рублей превращаются в дым.

Стремясь к защите окружающей среды, государство обязывает промышленные предприятия ставить золоулавливающие установки. Но в том, что в результате электронных торгов им пришлось приобрести малоэффективное оборудование, вины руководителей этих предприятий нет. Они размещали заявку на котлы определенной мощности, способные без труда отопить имеющийся объем помещений, а получили оборудование, выдающее тепла в два-три раза меньше. Чтобы хоть как-то протопить имеющиеся объемы, им приходится постоянно эксплуатировать оборудование на полной мощности, а это пережог угля и быстрый износ оборудования. Зато сэкономили несколько десятков тысяч рублей на закупе котла! Какая же это экономия? А ведь в России не одна сотня тысяч малых и средних котельных, испытывающих подобные трудности.

Да, у нас большие запасы угля, но и они когда-то закончатся. Что мы оставим своим внукам?

От такой мнимой экономии производственная деятельность становится убыточной, предприятия банкротятся. Даже такое предприятие, как «Нейдер», которое принесло России не одну сотню миллиардов рублей своими изобретениями, работает на грани выживания. Чтобы придумывать и внедрять что-то новое.

«Все вышенаписанное могу легко подтвердить с помощью проведенных замеров и испытаний, — утверждает Виктор Быковченко. — Извините за прямолинейность, но меня никогда не интересовала ни политика, ни люди в ней. Я всю жизнь посвятил производству и созданию полезных моделей. Всегда присутствовал соревновательный момент: опередить конкурентов, сделать оборудование лучше, чем у них. И это удавалось. Поэтому стало обидно, когда, мягко говоря, «позаимствовали» у «Нейдера» технологии производства котлов и так их испортили. Раньше алтайские котлы были лучшими в России! Недалек тот день, когда на рынке Сибири вновь будут доминировать импортные котлы малой и средней мощности, как это было в недалеком прошлом. Но пока наши твердотопливные котлы превосходят импортные. В настоящее время есть желание заняться газовыми котлами. Но не просто изготавливать, а усовершенствовать имеющиеся, внедряя что-то новое».