На таких село держится: шипуновский фермер об агробизнесе и его социальной ответственности

В этом году фермерское движение на Алтае отметило 30-летний юбилей. В числе его первопроходцев был Виктор Кривошляпов из села Кособоково Шипуновского района. О том, как зарождалось одно из крупнейших ныне сельхозпредприятий, какие трудности приходится преодолевать и почему все это не зря, глава К(Ф)Х рассказал «МК на Алтае».

На таких село держится: шипуновский фермер об агробизнесе и его социальной ответственности
Бригада механизаторов. Фото: Ирина Чевдарь

— Виктор Александрович, в начале 1990-х в России мало кто понимал, что такое фермерство. Как вы решились уйти на вольные хлеба?

— Наверное, у нас тогда не было другого выхода. В 1992 году местный совхоз ликвидировали. Я и еще несколько моих соратников понимали: если не будет сельхозпредприятия, значит, не станет и села, где мы родились, выросли, создавали семьи и растили детей. Объединили паи и стали работать. На первом этапе у нас было всего 780 гектаров, пара комбайнов да старенький трактор. Для развития нужна техника. Взяли кредит под огромные банковские проценты. Безусловно, сильно рисковали. Помню, нам тогда доброжелатели говорили, что с долгами рассчитываться будут еще наши внуки. Но произошла инфляция, деньги обесценились. По осени сдали два КамАЗа зерна и рассчитались. Всякое за эти годы было. В конце 1990-х годов вообще без денег сидели. Тогда вся страна в таком состоянии была. Моей жене учительнице зарплату сыром да макаронами выдавали. Выстояли, руки не опустили.

— Сколько сейчас у вас гектаров пашни?

— Больше пяти тысяч. Тогда, в 1990-х, в фермеры уходили все кому не лень. Только в нашем Кособоково было четыре КФХ. Потом одни не выдержали конкуренции и обанкротились, другие поняли, что занимаются не своим делом. Они закрывались, мы землю брали, вкладывали в ее плодородие. Сейчас можем и больше обрабатывать — техника и люди есть. Свободной пашни в нашей округе нет. Приходится довольствоваться тем, что имеем. Работаем над повышением урожайности. В этом году сезон засушливый, тем не менее урожайность порадовала. По 18 центнеров пшеницы с гектара взяли. Для нашей зоны это неплохой результат. Думали, что хуже будет. Выращиваем все культуры, пригодные для нашей территории: овес, подсолнечник, чечевицу, горох, гречиху, просо, пшеницу. [Нашу беседу прервал телефонный звонок. Из разговора понимаю, звонивший просит Виктора Александровича продать овес. «Нет, нет. Вчера последнюю партию реализовал. На семена только осталось»].

— Уже распродали все?

— Не вижу смысла в закромах держать, как говорят, до лучших времен. В следующем году цена, может, и подрастет, но ГСМ и запчасти подорожают. Сейчас надо запасаться, когда поставщики скидки дают, а не платить потом втридорога.

— А спрос в конце года есть на сельхозпродукцию?

— Много лет уже сотрудничаем с крупяным заводом сельхозпредприятия «Роса». Примерно 90 процентов урожая туда реализуем. С Юрием Юрченко у нас деловые, партнерские отношения. Бывало, он нас и деньгами выручал, когда времени на оформление кредита не было, да и цену всегда предлагает справедливую.

— Вы один из немногих фермеров, кто помимо полеводства занимается животноводством. Как-то неохотно ваши коллеги берутся за эту непростую отрасль…

— Да и я бы, наверное, не взялся, если бы не люди. Не все могут работать в поле на тракторе и комбайне. Ферма — дополнительные 15 рабочих мест. К слову, у нас еще есть магазин и пекарня. Три года назад закупил племенной скот мясной породы. Честно скажу, пока это направление прибыли не приносит. Только на зарплату в год уходит 1,2 млн рублей, столько же на премии. Плюс корма, лекарства, электроэнергия… А скот сдаем на 1,6–2 млн. Как видите, даже затраты не покрываем. Вот выйдем на реализацию 500 голов нетелей, тогда можно говорить о рентабельности. Но на это еще года три уйдет. Были мысли статус племрепродуктора получить, но узнав, через что для этого надо пройти, пока от идеи отказались. Мне вообще порой кажется, что государство специально все усложняет, чтобы на дотациях сэкономить. Вот и с погектарными субсидиями непонятно что придумали. Лучше от них отказаться, чем кучу документов собирать и пороги чиновников обивать. Алтайский край — аграрный регион. Будут крестьяне с деньгами, будут с ними и производители сельхозтехники, поставщики запчастей, гербицидов, удобрений. И налоги будут расти, и благосостояние местных жителей. Вот о чем нужно задуматься нашей власти, а не вбухивать огромные бюджетные деньги в крупные корпорации и агрохолдинги.

— Кособоково — село небольшое, удаленное от райцентра. С кадрами проблем не испытываете?

— Людей хватает. Вот только ветврач нам нужен. И жильем обеспечим, и обустроиться поможем. А коллектив и в полеводстве, и в животноводстве добросовестный, работящий. Немало молодежи. Одна из наших главных задач — закрепить местных ребят и девчат на селе. А им что нужно? Стабильная работа, свое жилье, социальная сфера. Для сотрудников четыре дома построили, столько же квартир купили, отремонтировали. Помогаем и личное подсобное хозяйство развивать: зерноотходы и сено бесплатно даем. Кто приучен к труду, на селе в достатке живет.

— В начале нашей беседы вы сказали: ушел в фермеры, чтобы родное село спасти. Как считаете, справляетесь с этой задачей?

— А вы посмотрите, сколько сел опустело после того, как ликвидировали структурообразующие предприятия. Кроме стариков никого не осталось. У нас есть клуб, школа, детский сад, ФАП. Помогаем ремонтом и деньгами. Я не ставлю это в заслугу. Это наша прямая обязанность. Мы же не чужаки, а коренные, кособоковские. Если в социальную сферу не вкладывать, все разрушится. Молодежь уедет. Кто наше дело продолжит? На самом деле не такие уж колоссальные деньги уходят на поддержание в должном порядке социалки. Больше тратим на сельхозтехнику. Поэтому не понимаю тех, кто говорит «самим туго», экономя на помощи селу. А потом жалуется, что за штурвал комбайна посадить некого, все парни разъехались в поисках лучшей доли.

— Были случаи, чтобы из города в Кособоково молодые люди возвращались?

— Было, и не раз. Это нормальный процесс. В городе тоже жизнь не сахар. Зарплата копеечная, цены высокие, собственное жилье не купишь. Но не попробовав — не поймешь. Конечно, молодежи цивилизации хочется: кинотеатры, кафе, развлечения. Но в этом тоже проблемы нет. У наших парней у всех машины есть. Собрались раз в месяц и выехали семьей в город развеяться. Вы, городские, тоже, наверное, не каждый день по кинотеатрам ходите? Так что своим парням советую тысячу раз подумать, чем за призрачным счастьем уезжать.

— Виктор Александрович, аграрии отмечают профессиональный праздник. Что пожелаете коллегам?

— Благоприятной погоды на предстоящий полеводческий сезон, стабильной экономики, дальнейшего развития. Ну и, конечно, крепкого здоровья, любви,семейного счастья и благополучия.

Списанные манекены помогают бийчанину отгонять воров от огорода

Списанные манекены помогают бийчанину отгонять воров от огорода

Смотрите фотогалерею по теме