Мария Клеткина: чекист, педагог, медик

Призванная революцией

09.03.2018 в 14:45, просмотров: 506

Считается, что революции, войны — только мужская вотчина. Но женщины, как мы знаем, подчас играли решающую роль. Сколько спасено жизней благодаря самоотверженности медсестер, сколько уничтожено вражеских единиц благодаря храбрости разведчиц, молодых бойцов-женщин... Клеткиной Марии — хрупкой сибирячке с мальчишескими чертами лица — тоже пришлось рано повзрослеть и проявить поистине мужские качества. Суровая реальность, в которой она родилась и жила, наверное, не позволила бы по-другому выжить. В канун Международного женского праздника 8 Марта «МК на Алтае» рассказывает о легендарной сотруднице ЧК.

Мария Клеткина: чекист, педагог, медик

На заре нового века

Февраль 1900 года. Страну впереди еще только ждут страшные испытания.

В деревне Хмелевка Костромской губернии в крестьянской семье родилась девочка. Родители нарекли ее Марией и с ранних лет приучили на собственном примере к тяжкому физическому труду.

Зимой, когда отец уезжал на заработки в другие губернии, изба и хозяйство ложились на плечи оставшихся без мужской силы Маши и ее матери. Летом эти обязанности дополнялись помощью главе семейства по сплавке плотов частных лесопромышленников по Унже и Волге.

С девяти лет девочка ежедневно преодолевала несколько километров туда и обратно в Спас-Красноярское Министерства Народного просвещения училище, где училась в течение пяти лет. После этого ее ждали вступительные экзамены и успешное поступление в Костромскую женскую учительскую семинарию. Но спокойствие студенчеству того времени никто не обещал. Тревожные события уже были на пороге.

17-летняя Маша, как и многие ее сокурсники, была в гуще происходящего. «В революционный 1917 год я... бегала по митингам и студенческим сходкам, на которых велись дискуссии о реорганизации учебы в средних школах и вузах. Были на диспутах не только словесные схватки между буржуазной и пролетарской молодежью, но и... даже потасовки», — напишет спустя 50 лет Мария Алексеевна — уже пенсионер и обладательница нескольких правительственных наград.

В 1918 году началась жизнь молодой девушки на просторах суровой Сибири. Клеткины переехали в село Алтайское Бийского уезда, где проживали родители и братья главы семейства. На Алтайской земле это время было очень неспокойным. Велась ожесточенная борьба за власть, сопровождаемая разгулом банд, жестокостью и террором.

Мария на фоне происходящих событий училась в Бийской учительской семинарии, на курсах счетоводов потребкооперации в селе Куяган. Этот период стал в ее жизни определяющим. Состоялось ее непосредственное знакомство с представителями революционной молодежи и, можно сказать, идейное закрепление.

Однажды по приезду к родителям в Алтайское Маша узнала о местной коммунистической ячейке и подала заявление о приеме в партию. Приняли Марию Клеткину без прохождения кандидатского стажа.

Помощник уполномоченного

Мария не оставляла учебу в Бийске и параллельно активно участвовала в общественной работе. Исполняла обязанности секретаря РКП(б), организовала в Алтайском первую профсоюзную организацию учителей, часто становилась участницей партийных конференций, возглавляла волостную ячейку рабочих, крестьянских и солдатских депутатов.

В Алтайском — селе, которое стало родным с момента приезда, — девушка с каким-то особым рвением бросилась на борьбу с неграмотностью местных жителей. Цель — изгнать темноту незнания среди населения — Мария ставила для себя в приоритет. В этом помогал возглавляемый ею профсоюз учителей, а также культурные мероприятия, которые она организовывала в народном доме. «Коммунары хорошо пели и играли в коротеньких пьесах», — вспомнит позже Мария Алексеевна.

Активность и неравнодушие молодой женщины в 1921 году понадобились и на другом фронте. В июле Марию Клеткину призвали на службу в Горно-Алтайское Политбюро Алтайской губернской чрезвычайной комиссии, которая продлилась до октября 1922-го.

«Эти полтора года работы в ЧК остались у меня в памяти на всю жизнь, — напишет она спустя несколько десятилетий. — Моя должность сначала регистратора, а потом помощника уполномоченного по информации как бы исключала участие в оперативной деятельности, но это было не так. Я несколько раз принимала участие в аресте орудующих в Сибири банд, участвовала в облаве на воров продовольственного зерна, с чоновцами (Части особого назначения. — «МК») ночью верхом на лошадях проверяли посты, расставленные на подступах к селам».

И все это — в суровых сибирских реалиях, когда зимой не спасали теплая одежда и валенки, и, чтобы хоть как-то согреться, приходилось вылезать из саней и бежать с ними рядом.

Мария Алексеевна потом поделится, что условия, в которых велась борьба с бандитами, разоряющими села и убивающими невинных людей, были очень непростыми: «Чекисты того времени работали дни и ночи, отдыхая в сутки два-три часа на рабочем столе, подложив под голову папки с бумагами. Освещалось помещение чаще всего немногочисленными свечками, писали и печатали на разной макулатурной бумаге, пользовались самодельными чернилами». Добавляла трудностей и эпидемия тифа, которая выводила из строя и без того немногочисленных сотрудников ЧК.

Были на памяти Марии и случаи, когда юноши, преодолевающие болезни и лишения, все-таки попадали в силки, расставленные противником, и погибали в мучениях. Так, например, она описала трагическую смерть своего товарища Амоса Пчелкина (Цепочкина): «Бандиты искололи его тело штыками, изрешетили пулями, а на лбу и груди повырезали пятиконечные звезды».

Вместо командировочных — мешок муки

Служба в органах безопасности на Алтае Марии Клеткиной завершилась с характеристикой «энергичная, исполнительная», с грандиозной закалкой и опытом, которые пригождались ей на протяжении всех остальных трудовых лет.

По направлению партии, сразу после полутора лет напряженной службы в органах, Мария поехала поступать в Московский государственный университет на медицинский факультет. Вспоминала, что на дорогу до Сибирского бюро Центрального комитета партии, который находился в Новосибирске, им с попутчиком выдали мешок муки: наличных денег на командировку совсем не было...

Успешное поступление, семилетняя учеба с насыщенной студенческой общественной жизнью, затем, в 1929 году, сдача государственных экзаменов и распределение в Ойротскую автономную область. Здесь молодой врач заведовала областным отделом Министерства здравоохранения, затем была назначена заместителем директора медицинского института по кадрам, преподавала студентам. Пиком карьерного движения Марии Алексеевны стало назначение на должность начальника Западно-Сибирского отдела здравоохранения в Новосибирске и вхождение в президиум обкома профсоюза медицинских работников.

Партийную работу Мария Клеткина также не оставляла, избираясь председателем крайкома партии, затем секретарем партийной организации аппарата Центрального комитета. И всегда отстаивала права людей. Непосредственно столкнувшаяся со здравоохранением, она отдавала всю энергию на улучшение медицинского обслуживания различных категорий населения. В первую очередь ратовала за тех, чья работа была связана с тяжелым, подчас изнурительным физическим трудом.

В насыщенной жизни Марии, ориентированной на других, чужих людей, все-таки нашлось время и для личного. В начале 30-х годов она вышла замуж, на свет появилась дочь. А в 1960 году Мария Алексеевна ушла на пенсию, чтобы ухаживать за мамой, находившейся в тяжелом состоянии. Но при этом еще долгие годы занималась общественной работой в Новосибирске.




Партнеры