Осужденная на 10 лет онкобольная пытается доказать, что ее дело сфабриковали

Предпринимательницу из Топчихи осудили за пищевой мак

9 февраля 2018 в 12:13, просмотров: 491

Почти год назад предпринимательницу из Топчихи осудили на 10 лет и 4 месяца. Причина — в ее доме и магазине нашли коробки с кондитерскими специями, в том числе пищевой мак. Следствие инкриминировало ей ст. 228 УК РФ (хранение и сбыт наркотических средств), а суд затем вынес приговор. Родные женщины убеждены — дело сфабриковано. Лица, осуществлявшие оперативное сопровождение по делу, осуждены по уголовной статье, в том числе и за фальсификацию доказательств в подобных расследованиях.

Осужденная на 10 лет онкобольная пытается доказать, что ее дело сфабриковали

Белыми нитками

В селе Топчиха Алтайского края у 51-летней Ирины Дортман был небольшой магазин. В нем продавались продукты, в том числе пищевой мак. Женщина покупала товар в Алейске и Барнауле, а потом продавала местным. Вроде все «как у всех», но только 26 ноября 2013 года в дом Дортман пришли с обыском и изъяли семь коробок мака. Тогда казалось, что все образуется. Ну, не сажать же человека за обычный мак, который в сдобу добавляют?

Но выяснилось, что мак не такой уж простой, а следователи пришли к Дортман по наводке. Как говорится в материалах дела, в 2013 году в отдел по борьбе с незаконным оборотом наркотиков УУР ГУ МВД России по Алтайскому краю обратился добропорядочный экс-наркозависимый из Барнаула. Его настолько заботила судьба Топчихи (100 км от Барнаула. — «МК»), что он рассказал полицейским, будто в магазине Дортман продают наркосодержащий товар. Молодой человек даже принял участие в «контрольной закупке»: 19 июля 2013 года по поручению правоохранителей он приобрел 300 граммов мака в магазине Дортман. Его ему якобы достали из-под прилавка, а сама продавец на вопрос покупателя о качестве товара ответила: «Все наркоманы такой берут».

На оперативной записи контрольной закупки всего этого не слышно: съемка велась без звука, да и что именно передается покупателю, понять сложно, но, несмотря на это, данные факты легли в основу доказательной базы по делу Дортман.

«В 2012 году мы покупали обычный пищевой казахский мак. Официально, по бумагам, сертификатам. Я даже подумать не могла, что все вот так может обернуться», — говорила Ирина Дортман еще до оглашения приговора.

Правда, партию мака, попавшую к следователям, Дортман купила в продуктовом магазине в Алейске. Как она потом объяснила, на пробу, потому как он был дешевле того, что покупала раньше. Проведенная во время следствия экспертиза показала небольшое содержание маковой соломки.

Сын осужденной Евгений Дортман обращает внимание на банальное отсутствие логики стороны обвинения: «Для того чтобы из мака, который изъяли у нас в магазине, можно было произвести хоть сколько-нибудь наркотического вещества, зависимым пришлось бы скупить его весь разом. Это дорого. Никто в здравом уме на это не пойдет. И в конце концов, если мак действительно годится для использования в преступных целях, то почему стоил даже дешевле обычного?»

Но суд посчитал, что все эти доводы неубедительны, и принял сторону обвинения, которая, ко всему прочему, настаивала еще и на том, что Дортман состояла в ОПС (организованном преступном сообществе. — «МК»). Так следователи назвали ее и еще нескольких коммерсантов, покупавших мак в одном и том же месте.

В результате 8 сентября 2016 года Ирину Дортман признали виновной по ч. 1 ст. 30, п. «а» ч. 4 ст. 228.1, ч. 3 ст. 30, п. «а» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ (хранение и сбыт наркотических средств). Получается, суд приговорил ее к 10 годам и 4 месяцам колонии общего режима за мак, который до сих пор как кулинарная добавка свободно продается в Казахстане.

А честь мундира?

Семья Дортман категорически не согласна с таким решением, по их мнению, приговор не только несправедлив и чрезмерно суров. Они считают, что их дело сфабриковано.

И надо признать, что многое в этой истории действительно неоднозначно. Так, со слов адвоката Дортман, один из фигурантов «макового дела» Александр К. еще до разбирательства заявил на сотрудников регионального ГУ МВД России в полицию за то, что те вымогают у него деньги «за молчание». По его словам, правоохранители просили с него крупную сумму, обещая за это проигнорировать продажу в его магазине пищевого мака, такого же, как у Дортман.

Оперативники, на которых заявил Александр К., участвовали в деле Дортман и уже сами осуждены. Этот неоднозначный факт в суде посчитали неважным.

«Мы вызвали в суд в качестве свидетелей двоих следователей ФСБ, расследовавших преступления бывших сотрудников полиции. Они проделали большой путь, приехали в Алейск, но судья не стал их слушать, сказав, что это к делу не относится», — разводит руками Евгений Дортман.

По информации защиты, ныне осужденный Мартынов (фамилия изменена. — «МК») и еще восемь его коллег занимались фальсификацией дел. Как сообщает официальный сайт СУ СК РФ по Алтайскому краю, все они (в зависимости от степени участия) признаны виновными в неоднократном совершении должностных и иных преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 286 УК РФ (превышение должностных полномочий), ч. 5 ст. 290 УК РФ (получение взятки), ст. 160 УК РФ (присвоение и растрата), ст. 228 УК РФ (незаконные приобретение, хранение наркотических средств), ч. 3 ст. 228.1 УК РФ (незаконный сбыт наркотических средств). Коллега Мартынова Туров (фамилия изменена. — «МК»), который также участвовал в деле Дортман, тоже оказался за решеткой. Объяснение, в котором бывший наркозависимый сообщает о том, что происходит в  100 км от места его проживания (по прописке), принято за подписью именно Турова. Он же руководил контрольной закупкой, которую семья Дортман считает «липовой».

Неумолимая буква закона

Сразу же после оглашения приговора Дортман подала на апелляцию, но 17 февраля 2017 года апелляционное определение судебной коллегии по уголовным делам Алтайского краевого суда постановило, что приговор Алейского городского суда остается без изменений. Приговор не только не отменили, как рассчитывали родные осужденной, даже срок не сократили. Не учли представители Фемиды даже тот факт, что за решеткой бывшая предприниматель узнала об онкологии. В распоряжении «МК на Алтае» есть соответствующая справка от 3 февраля 2017 года, выданная медицинской частью при исправительной колонии алтайского УФСИН.

«Надо ли объяснять, что, находясь за решеткой, мама не может получать необходимого ей полноценного лечения? Приговор суда фактически лишает ее возможности жить и лечиться», — уверен Евгений Дортман.

История Ирины Дортман заинтересовала и известного правозащитника Валерия Шухардина. В качестве адвоката он принимал участие во многих резонансных уголовных делах, в том числе политзаключенных Алексея Соколова, признанного многими международными организациями «узником совести», и Сергея Мохнаткина, который был помилован указом президента России. Шухардин подключился к делу Дортман и обратился с жалобой в Конституционный суд и Европейский суд по правам человека. Он убежден, что права его подзащитной грубо нарушаются. В  доводах он опирается на нормативные положения Постановления Правительства РФ от 30.06.1998 № 681 «Об утверждении перечня наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в РФ», которые, на его взгляд, не соответствуют Конституции РФ.

«Национальным стандартом РФ ГОСТ Р 52533-2006 установлены Технические условия для пищевого мака, а вот ГОСТ почему-то не соответствует постановлению Правительства РФ и УК РФ. Известно, что в природе не существует идеально чистых веществ, и очистить мак полностью от примесей невозможно. EFSA (Европейское агентство по безопасности пищевых продуктов) вынесло решение, что безопасным является содержание наркотических веществ не более 4 мг/кг. Судэксперты-химики утверждают, что изъятое в магазине Дортман вещество — смесь семян мака, которые не являются наркотическим средством, и фрагментов плодов-коробочек растений рода «мак» (papaver), которые содержат неустановленное количество морфина. Исходя из этого они, руководствуясь Постановлением Правительства РФ от 30.06.1998 № 681 «Об утверждении перечня наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в РФ», определяют его как «маковую солому». При этом, согласно все той же экспертизе, в пищевом маке содержится менее 0,04% (!) наркотического вещества. Очевидна несостыковка», — говорит Шухардин.

Родные женщины убеждены в своей правоте. Они надеются, что высшие судебные инстанции помогут разрешить ситуацию и рассмотрят в деле Дортман не просто кипу официальных бумажек, но и сломанную жизнь.




Партнеры