Барнаульским подросткам помогают исправить ошибки

Они не трудные, просто возраст такой

3 октября 2017 в 09:08, просмотров: 436

Про них говорят: «трудные», «непутевые», «тюрьма по ним плачет». Общество относится к ним с предубеждением, не предрекая ничего хорошего. Речь идет о подростках, попавших на скамью подсудимых. Можно ли исправить их жизненный путь? Можно, считают психологи уголовно-исполнительной инспекции управления федеральной службы исполнения наказания (УФСИН) России по Алтайскому краю. С этой целью в ведомстве проводятся психокоррекционные занятия для несовершеннолетних, состоящих на учете в УИИ. На одном из них побывал корреспондент «МК на Алтае».

Барнаульским подросткам помогают исправить ошибки

Мы делили апельсин

Подростки расположились в больших мягких креслах полукругом. На вид еще мальчишки, но голоса у многих уже басовитые, взрослые. Занятие ведет Дарья Литвиненко, старший психолог отделения психологического обеспечения ФКУ УИИ УФСИН России по Алтайскому краю, капитан внутренней службы. За этой грозной и солидной должностью скрывается совсем молоденькая девушка с мягкой улыбкой. Ребята легко идут с ней на контакт и быстро вовлекаются в тему занятия. Сегодня — разбирают конфликты. Определившись с понятием, Дарья Сергеевна интересуется у ребят, как они обычно выходят из тех или иных конфликтных ситуаций.

— Ну, как, в «репу» дал — и весь конфликт, — не раздумывая, отвечает Егор. Видно, среди ребят он лидер, и остальные охотно соглашаются с предложенным вариантом.

— Вы считаете, этот способ всегда эффективен? — уточняет психолог.

— Конечно, кто сильнее, тот и прав, — гнет Егор.

— Хорошо, давайте рассмотрим, какие еще бывают способы выхода из конфликта. Кэмпбелл Томас, американский психолог, выделяет несколько вариантов: соперничество — это как раз то, о чем говорит Егор, когда человек добивается своего в ущерб интересов другого. Приспособление, компромисс, избегание и сотрудничество. Как вы понимаете, что такое приспособление?

— Это когда с кем-то общаются ради личной выгоды. Ну, например, «чика» (девушка) с «френдом» упакованным (богатым парнем). Она на все готова, чтобы от него «бабки» (деньги) получить, — предлагает вариант разговорчивый Егор.

— А вы когда-нибудь использовали способ приспособления?

— Нет, никогда, — в один голос уверяют парни.

— Ну а в отношениях с родителями, например?

— А… Это, типа, когда к мамке подмазываешься, чтобы денег дала. Такое было, — признается один из парней.

— Можно и на таком примере рассмотреть, — предлагает Дарья Сергеевна.

В качестве наглядного примера — плакат с картинками, на которых предложены варианты конфликтных ситуаций. Вот мальчик и девочка не могут поделить апельсин. Как разрешить спор? Уступить девочке, поделить пополам или испечь пирог с апельсином и съесть его вместе? У парней дилемма, потому что на картинке девочка. Был бы мальчик — ответ был бы однозначным: «в репу».

— Девочек бить нельзя. Хотя, знаете, бывают такие… Ну все равно нельзя. Да пусть забирает, чего уж. Другой куплю, — рассуждает Олег.

— Вот видите, не всегда конфликт можно силой решить, — улыбается Дарья Сергеевна.

Недельку паинькой побуду

Задача усложняется. Подросткам нужно найти выход из той или иной конфликтной ситуации, используя конкретный способ. Это реальные истории, которые случались или могут случиться в их жизни. Например, родители хотят подарить на день рождения лыжи, а ребенок мечтает о музыкальном центре. Как разрешить ситуацию, чтобы не испортить взаимоотношения, то есть способом избегания конфликта?

— Ногу сломать, тогда лыжи не понадобятся, — находится белобрысый Димка.

— Но это же не конструктивный способ, — не одобряет вариант психолог.

— Да пусть покупают. Все равно кататься не буду. Потом продам и центр куплю, — нашел выход Артем.

— Ну, а что? Хотят — пусть дарят. Их деньги. На центр я себе сам заработаю, летом, — соглашается Сергей.

А вот такая ситуация. Знакомый просит занять денег, но всем известно, что долг он отдает неохотно, а то и вовсе не возвращает. Как отказать так, чтобы избежать конфликта?

— Скажу: шагай, пехота. Денег нет, — включается Егор.

— А если это твой друг, с которым ты не хочешь ссориться? — усложняет задачу Дарья Сергеевна.

— Можно, конечно, и повежливее отказать. Но зачем мне такой друг? Это же «пассажир». Послать его, и все, — не соглашается парень.

Ребята оживляются, когда тема касается компьютерных игр. Ситуации всем знакомы. Мама просит сходить в магазин, а у тебя игра в самом разгаре. Как быть?

— Ну, тут без вариантов. Надо компромисс искать. Договариваться: доиграю и схожу, — со знанием дела отвечает Антон.

— А я отчима попрошу, чтобы за меня поиграл, пока в магазин бегаю, — выкрутился из ситуации Валера.

— А что делать, если родители вас вообще компьютера лишили за плохое поведение? — продолжает тему Дарья Сергеевна.

— Недельку паинькой побыть, они и вернут, — уверен Антон.

— А способом соревнования здесь можно конфликт решить?

— С мамкой, что ли драться? Не, это не вариант, — в один голос заявляют мальчишки.

— Ну вот, видите, мы опять убеждаемся, что силой конфликт не всегда решишь, — довольна психолог.

После занятия подсаживаюсь к парням. Пообщаться, разузнать, чем живут, о чем мечтают. Но при виде незнакомого человека, да еще и журналиста, ребята закрываются, превращаются в ежиков. Кто-то юморит, чтобы скрыть неловкость.

— Нравится вам на занятиях? Что-то полезное узнали?

— Да, только бежать надо, — не идут на контакт пацаны.

— Я на тренировку опаздываю, — объясняет Егор.

— А каким спортом занимаешься? — хватаюсь за тему.

— Футболом.

— Давно?

— С шести лет.

— А школу окончишь, чем будешь заниматься?

— Уже окончил. Футболом хочу заниматься. Вот «условку» снимут, поеду на соревнования, — разговорился Егор.

— А ты? — обращаюсь к соседу Егора Сергею.

— Ну, школу окончу, если не выгонят, конечно, в армию пойду. Потом в «фазану» (училище).

— А что, могут выгнать?

— Могут…

— А я, как условный срок кончится, в Москву поеду. У меня там дядька. Обещал на работу устроить, — включается в разговор Антон.

— А я акробатикой хочу заниматься. Но денег нет. Тренировки платные, — говорит Дима.

— А если поискать что-то бесплатное?

— А бесплатно только сыр в мышеловке, — отвечает за товарища Егор.

Что такое хорошо, что такое плохо

О том, как и за что получили условное наказание, не расспрашиваю. Дарья Литвиненко позже поясняет, у всех ребят есть правонарушения, но они не серьезные: стащил мобильник, деньги, подрался с одноклассником. Причины, по которым подростки пошли на правонарушения, тоже банальны: попал под влияние дурной компании, решил покрасоваться перед сверстниками, сделал что-то на спор.

— Можно ли назвать их трудными подростками? Подростковый возраст вообще сложный. По сути, они — дети, но хотят казаться взрослыми. Отсюда и многие ошибки, — объясняет психолог. — В этот период большую роль играет семья, но зачастую родителям некогда объяснить ребенку, как вести себя в той или иной ситуации, как выстраивать взаимоотношения со сверстниками, учителями, да и вообще, что хорошо, а что плохо. Взрослые в погоне за материальным благополучием редко интересуются, что происходит в жизни их сына или дочери. Сыт, одет, обут — и ладно. За советом, пониманием они идут на улицу, к таким же, как и они подросткам. Сбиваются в стайки и совершают ошибки.

— Может быть, в семье не все благополучно?

— Семьи у всех разные, да и благополучие тоже можно по-разному оценивать. Бывает и полный достаток, и родители не пьющие, а взаимопонимания нет. Наладить контакт с родителями — этому мы тоже стараемся научить. Детско-родительские отношения — одна из тем наших занятий. Ее ребята обсуждают с особым интересом. Видно, что она их волнует.

— Как вы считаете, есть ли польза от таких занятий?

— Не могу давать стопроцентной гарантии, что, пройдя тренинг, ребята встанут на путь исправления. Но то, что они сюда приходят, а это, поверьте, дело добровольное, включаются в процесс, обсуждают, да еще и выполняют домашние задания, говорит о том, что они хотят измениться и желают себе достойного будущего. Надеюсь, знания, полученные здесь, помогут им в этом. Они хорошие ребята, просто им не хватило внимания, участия, опыта, чтобы не совершить правонарушения, — заключает Дарья Литвиненко.

P.S.: Имена подростков изменены.






Партнеры