Академику Саковичу — 85!

В эксклюзивном интервью «МК» ученый поделился воспоминаниями о жизни и работе

13.04.2016 в 06:06, просмотров: 1587

Будущий академик Геннадий Сакович родился 13 апреля 1931 года в Чите, когда его мама Агния Иннокентьевна приехала туда к родителям, чтобы родить в спокойной обстановке. Отец Виктор Григорьевич родился в Белоруссии в 1903 году. Воевал в Конной армии Семена Буденного. После окончания войны его отобрали в пограншколу в Хабаровске. Окончив ее, служил на заставе в Забайкалье. Там отец встретился с мамой, где они и создали семью.

Академику Саковичу — 85!

В Маньчжурии, на острове Ханка

— Геннадий Викторович, где прошло ваше детство?

— После того как папа демобилизовался, мы — родители и старший брат Готфильд — окончательно осели на постоянное место жительства в Ворошилове (Уссурийске). Городок небольшой, но военный: во Владивостоке находился штаб ВМФ, а в Ворошилове — штаб сухопутных войск и авиации.

— Если вспомнить о детстве, каковы самые яркие воспоминания?

— Моя жизнь разбивается на условные десятилетия. Первое — 1931-1941 годы: это было приятное, безобидное детство со своими особенностями, отношениями и возможностями.

Мы жили одно время, года три, на озере Ханка, ныне пограничном с КНР, тогда относившемся к так называемому «временному государству Маньчжурии».

Самые яркие воспоминания — неповторимая природа. В 1938 году пошел в школу в военном городке Камень-Рыболов на Ханке. Чуть позже недолго жили в городе Посьет — небольшой порт южнее Владивостока. Вспоминаются ежедневные, с утра до вечера пребывания в бухте, когда мы забывали даже пойти домой покушать. Ловили рыбу и креветок или, как мы их называли, «чилимов». Это была самая простая еда: опускаешь ногу с плотика — они к тебе сразу начинают приставать, ловишь рукой, отрываешь хвост, откуда выдавливаешь мясо. Так и питались…

…В 1939 году переехали окончательно в Ворошилов-Уссурийск, я поступил учиться в школу № 14, которую и окончил. Во время учебы никаких особых пристрастий ни к чему не питал. Старался учиться, все, кроме русского языка, легко получалось. Зачитывался, как и большинство моих сверстников, приключенческими романами Джеймса Фенимора Купера, Вальтера Скотта, Александра Дюма и других. Увлекался шахматами, даже получил III разряд, участвовал в городском первенстве. Занимался фехтованием, брат — боксом.  

…Отца призвали 9 июля 1941 года, и так до октября 1946-го он находился на боевом дежурстве, успел повоевать с японцами.

За химией — большое будущее

— Когда поступали в вуз, чем руководствовались при выборе?

— В 1948 году, после окончания средней школы поступил на химический факультет Томского государственного университета (ТГУ).

Кстати, в годы войны — мне было лет 12 — на некоторое время даже бросал школу и «токарил» на оборонном заводе в Ворошилове. Трудился на станке по 12 часов, не отставая от взрослых. На заводе также работали и заключенные. Моим наставником был один из них — Костя Асадулин — классный мастер и франт: всегда был одет с иголочки, даже роба на нем сидела ладненько.

Зная тех заключенных и наблюдая нынешних, укрепился в мысли, что организованная тогда система по созданию трудовых исправительных лагерей была более эффективной в плане перевоспитания. Я вспоминаю, как они все собирались и обсуждали, что происходит на фронте, как будет восстанавливаться страна после победы.

Именно они по большей части меня убедили, что за химией большое будущее, и рекомендовали обязательно поступать в университет: образование шире, фундаментальнее и универсальнее. Уже в вузе меня преподаватели убедили в том, что, как бы я ни знал химию, у меня должно быть «три кита» фундаментальных знаний: химия, физика и математика. И это дало мне после окончания вуза мощную основу к самообразованию, особенно в Бийске.

— А почему именно Томск?

— Я выбирал: послал запросы в МГУ (Москва), город Горький (ныне — Нижний Новгород), Казань, Томск, Иркутск. Ближайшим на моей транссибирской дороге был Иркутск. Но там вуз еще только «зарождался», поэтому выбор пал на Томск, где был старейший университет со славными традициями и мощнейшей профессорско-преподавательской школой.

Самолеты тогда не летали, самый скорый поезд шел только до станции Тайга семь суток. Поэтому зимние каникулы проводил в университете и только на лето уезжал домой. И так как свободного времени, особенно зимой, было предостаточно, уже с первых курсов начал заниматься поисками, исследованиями, научной работой. И первые мои, хотя довольно простые, но уже научные статьи были опубликованы после четвертого курса.

«Адресная» аспирантура

— О чем была первая из них?

— О гигроскопичности аммиачной селитры. Родилась она после того, как я прошел практику после четвертого курса на Кемеровском азотнотуковом заводе. Увидел, какие проблемы возникают с выпуском селитры: объемы были большие и необходимо было улучшать ее способность к сохранению, уменьшить гигроскопичность. Статья в соавторстве с сокурсником Л.К. Яковлевым.

...После получения диплома в 1953 году поступил в аспирантуру, которую окончил в 1956-м. Места в аспирантуру в то время выделялись практически «адресно» — под конкретного человека. Руководство университета обосновало перед Министeрством высшего образования СССР необходимость, и мне предоставили место в аспирантуре. В 1956 году я ее досрочно окончил, получив степень кандидата химических наук.

Немного (1956-1958 годы) преподавал в должности ассистента кафедры неорганической химии при ТГУ. В 1958-1959 годах — доцент Томского высшего командного войскового училища имени Маршала Советского Союза Бориса Шапошникова (российский и советский военачальник, военный и государственный деятель, военный теоретик. — «МК».). Преподавательская работа у меня постепенно стала получаться, но не привлекала. Заскучал…

Мой учитель — Яков Федорович Савченко

— В качестве лирического отступления: вы были еще один, или уже образовалась семья?

— Тогда было принято, оканчивая вуз, жениться. Супругой стала сокурсница томичка Зинаида Анатольевна Добронравова. Мы с ней с третьего курса начали сближаться. И в апреле 1953 года расписались, затем родилась первая дочь Оля.

На первых порах пришлось столкнуться с бытовыми трудностями. Сначала ютились в маленькой комнатушке, и дочь спала в ванночке, в которой ее купали и потом застилали постель.

В январе 1957 года родилась вторая дочь Дарья. Мне они всячески помогали, создавали условия для работы, но я чувствовал, что им тяжело. Поэтому, когда в 1959 году меня пригласили в Первый отдел ТГУ и сообщили, что пришел запрос из Бийска на вакантную должность на мое имя (там меня уже знали по публикациям), я согласился. В Бийске возглавил лабораторию в только что созданном НИИ-9.

В том же году НИИ-9 возглавил Яков Федорович Савченко, за четверть века, с 1959 по 1984 год, построивший стратегический в масштабах страны научно-производственный комплекс, оснастивший его мощным современным оборудованием, собравший высокопрофессиональный коллектив. Настоящий коммунист, патриот, он обеспечил выполнение ряда правительственных заданий.

Я считаю его своим учителем, потому что отработал с ним все эти 25 лет, из них 23 года (с 1961-го) в должности первого заместителя генерального директора НПО «Алтай». Яков Федорович был исключительным человеком и руководителем: по доверию к людям, по ответственности, по спросу и пр. Не пройдя с ним эту школу «высшего пилотажа», я бы не стал тем, кем являюсь сегодня.

…Строится институт в лесочке, ни одного колышка. У химкомбината отбираем два здания, чтобы временно разместить администрацию и зарождавшуюся творческую часть коллектива… Дальше только цифры и факты: в 1959 году начали строить, в 1960-м — уже первые эксперименты по ракетному топливу проводить, идя почти вслепую по пути теории и практики. В 1962-м — первая авария с разрушением зданий… В 1964-м — начинаем отрабатывать вторую ступень — 10 тонн монолитного материала по собственным технологии и рецептуре. В 1966-м — внедряем наши разработки на двух заводах: производим для них оборудование и инженерные запуски. Я отвечал за Пермь и частично за Кемерово. Наконец, в 1968 году создается первая межконтинентальная баллистическая ракета Советского Союза 8К98 на твердом топливе. И это за десять лет: от первого документа о создании НИИ-9 до сдачи на вооружение по постановлению ЦК КПСС и Правительства (1968).

Мы принимали большое участие в разработке такого ракетного комплекса, как так называемая в западной терминологии «Сатана», аналогов которого не было в мире. У нее уникальная энерговооруженность и прохождение любой системы противоракетной обороны (ПРО). За эту работу наш трудовой коллектив в 1976 году получил Орден Трудового Красного Знамени.

Борьба за существование

— Как сложилась ваша карьера после Савченко?

— С 1984 года — генеральный директор НПО «Алтай». Хотел бы подчеркнуть, что, когда мы преобразовались в научно-производственное объединение (НПО), это была наиболее перспективная и эффективная форма творческой деятельности. НПО отвечало за весь цикл, от зарождения идеи, опережающе, с прицелом на мировой уровень и выше, до выпуска серийной «валовки». И если не хватало своих мощностей для производства необходимого объема, то привлекались дополнительные площади на заводах отрасли или даже выполнялось новое строительство, вводились новые мощности. 

Параллельно решался кадровый вопрос: какие специалисты нужны и в каком вузе их можно подготовить.  

— Какие трудности вам, как руководителю крупнейшего оборонного научно-промышленного объединения, пришлось преодолевать на рубеже 80-90-х годов?

— 1990 год стал годом борьбы за существование. Когда М.С. Горбачев объявил о конверсии оборонных предприятий, прекратилось их финансирование, но не было ни слова сказано на высшем государственном уровне, чем нам теперь заниматься. Чистой воды популизм перед Западом. Оборонный комплекс просто обрушивался.

Тогда же началось и кооперативное движение, акционирование, то есть создание частных предприятий. Поэтому в 90-е годы я серьезно и осмысленно, совместно с моим заместителем А.С. Жарковым (ныне генеральный директор ФНПЦ «Алтай». — «МК».), принял решение о сохранении коллектива НПО. Мы создали свыше 90 акционерных обществ (АО) с «золотой акцией» у государства, то есть НПО. За основу взяли структуру лабораторий, отделов, мастерских и цехов.

Главная цель этого процесса акционирования — сохранить коллектив, производственные мощности и найти возможность зарабатывать деньги. Я сам лично и написал для АО устав, пока Б.Н. Ельцин с советниками не догадались, как можно тормозить дела. Основные тезисы устава: создать АО на базе подразделений НПО «Алтай», которое входит в состав АО как владелец «золотой акции». Все АО будут находиться на территории НПО, помещения будут сданы им в аренду без права выкупа, причем с обязательством сохранять в рабочем состоянии и с текущим ремонтом. Руководители АО назначаются от НПО как владельца «золотой акции». Еще один важный пункт: внутренний распорядок — по трудовой дисциплине, секретности, безопасности — подчиняется НПО «Алтай».

В октябре 1991 года Ельцин опомнился и издал указ о том, что госучреждения не имеют права быть учредителями акционерных обществ. Мы тогда создали концерн под тем же названием — НПК «Алтай». А.С. Жаркова избрали председателем этого акционерного общества, чтобы сохранить управляемость.

Таким образом, когда в 1997 году я уходил с поста генерального директора государственного ФНПЦ «Алтай» (с января 1997 НПО преобразовали во ФГУП «ФНПЦ «Алтай»), то оставил в наследство А.С. Жаркову работоспособные коллективы, производственные помещения и необходимое оборудование. И когда оборонный комплекс начал оживать, то ФНПЦ «Алтай» стал получать заказы и исполнять их.

Новейшая история

— Ну и, наконец, новейшая история вашей жизни…

— В 1997 году ушел с поста генерального директора и стал почетным директором. В 2001 году был основан Институт проблем химико-энергетических технологий Сибирского отделения РАН (ИПХЭТ СО РАН). До 2006 года занимал должность директора-организатора, а с 2006 года — научного руководителя ИПХЭТ СО РАН.

— За что вы получили Героя Социалистического Труда?

— За участие в отработке РДТТ и сдачу на вооружение двух ракет, в том числе «Железнодорожный старт» — боевой железнодорожный ракетный комплекс (сокращенно БЖРК, поезд-призрак. — «МК».) и его шахтный вариант. Сдали в 1989-м, получил в 1990 году.

— Как складывалась ваша академическая карьера?

— В 1981 году я был избран членом-корреспондентом Академии наук СССР. Это сегодня идут выборы с какими-то лоббированиями, поездками и пр. Этим не занимался. Академия меня знала и так: выступал с докладами и перед прeзидентами, и на узких совещаниях, Сибирское отделение особенно признавало. Несмотря на это, когда мою кандидатуру в члены-корреспонденты выдвинули, с первого раза не получилось, не прошел. И только через два года, к 50-летнему юбилею получил это звание.

В 1990 году набрал достаточное количество голосов для избрания действительным членом Академии наук СССР (академиком), но меня попросили уступить место фронтовику. Уступил. Так и получилось, что академиком стал только в 1992 году.

— Каковы ваши управленческие и жизненные принципы?

— Много я заимствовал у Якова Федоровича, хотя повторить его трудно. Прежде всего, каким бы ты ни был руководителем, должен смотреть всегда вперед. Заниматься не только текущими делами, но и, выражаясь шахматной терминологией, просчитывать ходы. Если конкретно, то нужно думать не о тех заказах, которые уже исполняются, хотя контроль, разумеется, должен быть, а о тех, которые надо получить. В наше время это как никогда актуально, потому что ситуация изменяется с калейдоскопической быстротой: были гранты, сейчас проекты-программы… Нужно оперативно реагировать на эти изменения, адаптировать их к своему предприятию и быть на шаг впереди конкурентов.

Надо принимать во внимание, что Бийск — это не Москва. Он удален, и много до нас доходит с опозданием и, может быть, даже с некоторым искажением. Хуже того, порой информация от нас воспринимается некорректно. Нужно уметь настойчиво добиваться своего, активно влиять на процессы. Поэтому старался как можно больше встречаться с нужными людьми лично, налаживать многочисленные деловые контакты.

Директор должен направлять научно-производственную деятельность с таким прицелом, чтобы не отстать, не отвалиться в сторону, не слететь на вираже на обочину.

Во главе угла должен быть коллектив и, самое главное, профессиональный рост каждого его члена в отдельности и в целом. В этом основной потенциал развития конкурентоспособного предприятия. И не только нашего. Особенность нашего объединения в том, что научно-производственный рост сотрудников всегда поддерживался, поощрялся как внутри коллектива, так и на уровне отрасли. Мы дали стране нескольких генеральных директоров крупных предприятий всесоюзного, а теперь и федерального значения. Например, Герой России Н.А. Макаровец. Он приехал к нам молодым специалистом, вырос до заместителя директора. В 1985 году министр назначил его директором на ОАО «НПО «Сплав». В.А. Авенян, бывший генеральный директор — главный конструктор ГосНИИМАШ. Тот же Ю.А. Кошелев («Алтайвитамины») — наш оборонщик. Можно продолжать.

И надо сказать, что те, кто прошел школу оборонщиков, достигают многого на профессиональном поприще. Они собраны, ответственны, чего требуют и от коллектива.

Среди основных принципов — обязательность принятых решений: руководитель, не соблюдающий договоренностей по любым вопросам, не может считаться руководителем.

Немаловажно уметь налаживать контакт с властью, начиная от местной и заканчивая федеральной. Это общение усиливает внимание к предприятию и его коллективу.

— Какой вы вне работы? Как разгружаете голову?

— Приехав на Алтай, полюбил его за природу. Вне его провел два или три отпуска, а так — в основном в Горном Алтае. У нас подобралась хорошая компания друзей, и мы занимались в основном туризмом. К сожалению, большинство из них уже ушли…

— Семья?

— С супругой Флюрой Менгалиевной мы вместе с 2001 года. Старшая дочь — от первой жены, ушедшей из жизни в 1997 году, — Ольга — мой семейный «наместник» по «европейской» части. Она окончила химфак Томского госуниверситета, но сейчас ее работа больше связана с биологией. Живет в Подмосковье, в городке микробиологов Оболенске, но работает также и в Москве. Очень активная, авторитетная. Дарья, младшая дочь, живет в Новосибирске, занималась дизайном. Внуки, правнуки.

— В чем секрет вашей молодости?

— За счет работы. Это тоже тренаж. Как спортсмен становится дряблым и толстым, если не тренируется, певец теряет голос, если не поет. Ученый, если перестанет думать, тупеет. Секрет — в активном образе жизни. Второе — иметь совесть и отвечать за то, за что берешься. Поэтому встаешь, идешь и делаешь. А во всем остальном я нормальный: и по поведению, и по питанию, и в других вопросах.

— Какую глобальную цель себе ставили в жизни? Достигли ее?

— Честно работать. Материальным обогащением, кроме того необходимого, что мне нравится, я никогда не был отягощен. Машина нужна — она есть. Трехкомнатная квартира — уже в тягость: не всегда во все комнаты заходишь…

А если совсем серьезно, то сегодня много времени уделяю укреплению имиджа ИПХЭТ СО РАН. Работаем с московскими, томскими, новосибирскими коллегами. Чтобы не отставать от жизни, размышляю, в какую комплексную программу включиться или самим ее создать. Сегодня важно взять на себя ответственность и привлечь других. И их не подвести, потому что они тебе доверили.  




Партнеры